IPB
Наш Диплом

VIP-баннер дружественного сайта
     

Здравствуйте, гость ( Авторизация | Регистрация )

 Интересное за предыдущий месяц

5 страниц V < 1 2 3 4 5 >  
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Европейское дворянство в войнах 17 века.
Бобровский Д.
сообщение 25.11.2011, 18:21
Сообщение #41


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


ТОМАС ДАЛЕЙЛЬ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)


21 июля 1656г. Томас Далейль и генерал -майор Вильям Друммонд приехали в Москву. В рекомендательной грамоте короля Карла выражалась просьба принять их на русскую службу и давалась характеристика как "весьма искусных людей в знании военных дел".
В России в то время только шотландец Александр Лесли имел чин генерала. Далейль был принят на службу генерал-поручиком, что в русской армии соответствовало его званию, и назначен командиром одного из полков солдатского строя в армии под командованием князя Я. К. Черкасского. Эта армия принимала участие в неудачной осаде Риги.
В 1657-1658 гг. Далейль находился в Москве и занимался формированием и обучением пехотных полков "нового строя". Полк под его командованием отличался высокой дисциплиной и боеспособностью, солдаты Далейля наряду с Московскими выборными полками стали одной из лучших частей регулярной пехоты.
Весной 1659 г. возобновились военные действия против польско-литовских войск. Генерал-поручик Далейль с полком был направлен в Полоцк, занятый московской армией еще в начале 1654 г. Там он столкнулся со спесивым и невежественным в военном деле боярином князем И. А. Хованским, известным безрассудной храбростью, глупостью и честолюбием. Князь кичился своей высокой "породой" и считал себя достойным командовать войском, но не умел соизмерять свои силы с силами неприятеля, из-за чего часто терпел поражения. Прозванный "Тараруй", он позднее вошел в историю в связи с событиями "Хованщины" - стрелецкого восстания 1682 г., в результате которого сложил голову на плахе по приказу царевны Софьи.
Приверженец старой веры, Хованский был крайне жесток в обращении с подчиненными, но, желая казаться "добрым" воеводой, прощал своим рейтарам и солдатам своевоиле и многие проступки. В ночь с 15 на 16 августа 1660 г. три пьяных рейтара учинили драку со стоявшими в карауле солдатами пока Далейля, при этом одного избили до смерти. Хованский равнодушно отнесся к происшедшему. Это возмутило генерала, который потребовал наказать виновных. Воевода отказался. Тогда Далейль поднял полк по тревоге, велев бить в барабаны, и с угрозой заявил князю: "роздам де порох и свинец солдатам и велю по дворянам и рейтарам стрелять". Затем вывел своих солдат (800 человек) за город и отказался от командования, сказав, что "ему до полку дела нет", пока воевода не наведет порядок среди своих подчиненных. Испуганый Хованский поспешил наказать виновных рейтар батогами, но пожаловался на Далейля в Разрядный приказ, написав в грамоте: "...генерал ни в чем меня не слушает и к полку не ходит". Из Москвы в Полоцк 15 сентября ушел царский указ об отстранении Далейля от командования "по неудовольствию" Хованского и передачи полка подполковнику, но, к счастью, приказ опаздал.

22 сентября 1660 г. русская армия под руководством Хованского (около 5 тысяч человек) предприняла наступление на северо-востоке Белоруссии и, не смотря на успешный бой под Толочином, оказалась в окружении вдвое превосходящих сил С. Чарнецкого и гетмана П. Сапеги под Череей. Хованский решил "сесть в обозе" т. е. занять оборону в Черее и дожидаться подхода со стороны Могилева армии князя Ю. А. Долгорукого, которая выдержала перед этим кровопролитную битву на реке Басе. Зная военные способности Хованского, его подчиненные едва не подняли мятеж против бездарного воеводы, потребовав немедленно отступать к Полоцку. Не желая погибать в кольце окружения, русские выступили в направлении Чашников по лесной и заболоченной дороге. Противник, узнав об этом, послал литовский конный отряд (3 тысячи человек) под началом полковников Криштофа Сапеги и Самуэля Кмитича с заданием дать бой и задержать неприятеля до подхода главных сил. Литовские хоругви атоковали арьергард русской армии, но генерал-поручик Далейль отбил все атаки и сумел организовать отход. Он с боями прошел 50 верст, фактически взяв на себя командование всей московской пехотой, и не допустил паники и развала армии. Ядром пехоты были солдаты его полка, а также московские стрельцы приказов Василия Пушечникова и Тимофея Полтева. Хованский сообщил позднее царю: "А на отводе были переменясь генерал-поручик и головы московских стрельцов, солдаты заонежские и новгородские стрельцы. А за ними шли для береженья от напуску литовских людей гусар 3 роты... а сотни шли по сторонам и рейтары".
По сути к Полоцку, не доходя 25 верст, русскому войску нужно было форсировать реку Сую. Зная об этом, литовцы снова решили атаковать русских. Генерал предложил воеводе дать бой у реки, успешный исход которого мог бы обеспечить спокойную переправу. Полк Далейля, стрельцы и олонецкие солдаты стали в лесу в засаде. Полковник Уваров с рейтарами атаковали противника, но сделали вид, что обратились в бегство. Литовские хоругви устремились за ними, налетели на ожидавшую их русскую пехоту и в ходе упорного боя были разбиты и отброшены. Это произошло 21 октября 1660 г. Разгромленный литовский отряд, один из предводителей которого - полковник С. Кмитич (прототип романа Г. Сенкевича), не смог воспрепятствовать русским переправиться через реку в боевом порядке.
"Генерал-поручик и головы московских стрельцов с приказы стали твердо и не уступили неприятелю места, бились не щадя голов своих...и польских людей сорвали, и пешим людям вспоможение учинили. И бой был жестокий со второго часу дня, напуски были жестокие на пехоту...и польских людей многих побили и с поля сбили, и отошли в целости в Полоцк".
В мае 1661 г. Далейль разгромил литовский отряд полковника А. Есмана, который пытался внезапно овладеть Полоцком. После этого боя последовала царская грамота от 14 июня 1661 г. В ней говорилось: "...великий государь указал боярину и воеводе князю Ивану Андреевичу Хованскому свой указ сказать, чтоб он к генералу Томасу Далейлю держал привет и ласку, и в ратном ученье воли у него не отнимал, и учинил бы его генералом над всею пехотою и стрельцами, для того ведомо государю, что он Томас служит ему и радеет, и ратное учение и всякий ратный строй ему за обычай".
В полку солдатского строя генерал-поручика Томаса Далейля было 1001 человек, из них 28 начальных людей и 973 рядовых, как гласила отписка из Полоцка от 21 июля 1661 г.

В начале октября 1661 г. полк Далейля в составе русской армии под командованием воеводы князя И. А. Хованского выступил против литовского войска под началом полковника К. Жеромского, который укрепился в селе Кушликовы горы, в 30 верстах от Полоцка. Численность противника составляла около 12 тысяч человек. Кроме хоругвей литовской конницы, с Жеромским было "войска польского всех гетманских полков пехоты 3 тысячи... да гусар 4 хоругви, да вновь прибрано 2 хоругви от казаков". Литовцы сильно укрепили свой лагерь, построив его в форме квадрата с земляными фортами по углам. 4 октября русские атаковали конные хоругви полковника Котовского, при этом "из его7 рот 3 бежали, потеряв штандарты".
6 октября к Хованскому присоединился "Лифляндский" полк под началом А. Л. Ордина-Нащокина. Теперь русское войско насчитывало 12 тысяч человек.
8 октября состоялась битва главных сил. Поводом стало нападение конницы на литовский отряд полковника Одоховского недалеко от Кушликовых гор, после чего войско неприятеля вышло из своего укрепленного лагеря в поле. " Шесть раз кидались в атаку войска Великого Княжества Литовского, переходя через два ручья, которые разделяли позиции двух армий... литвины были отброшены к своему обозу с большими потерями". Литовская шляхта, потеряв большое количество убитыми, не желала снова выходить в поле и засела в лагере. Хованский не решился сразу на штурм, а предпочел осаду табора неприятеля. Время шло, наступили осенние холода, русское войско стало испытывать недостаток в снабжении и фураже, что привело к массовому дезертирству солдат из "новоприборных" полков. Далейль понимал, что взять сильно укрепленный лагерь литовцев невозможно, к тому же пришло сообщение о скором подходе польского войска под командованием известного полководца Стефана Чарнецкого, и предложил Хованскому занять позицию вблизи Полоцка. Самонадеянный воевода, желая все же уничтожить литовцев, отклонил совет. Тогда Далейль открыто отказался подчиняться Хованскому, сдал командование полком подполковнику и направился в Полоцк, заявив, что не желает быть "свидетелем разгрома армии". А 25 октября 1661 г.Хованский был разгромлен у Кушликовых гор, окруженный многочисленной польско-литовской армией, которая подошла на помощь Жеромскому. Армия князя потеряла весь обоз, казну, порох и 18 пушек. В плен попало 400 чнловек. "Полковник Дуглас был убит, полковники Форот и Фанбуковен, вместе с некоторыми другими, взяты в плен. Около 1500 русских осталось лежать на поле сражения". Только полк Далейля и Второй Московский выборный в полном порядке смогли отступить к Полоцку. Генерал-полковник Далейль во главе русского гарнизона, без помощи армии Хованского, организовал оборону и смог удержать фактически беззащитный город.
Никто впоследствии не упрекнул генерала за его поступок. Он иностранец на русской службе и нес ответственность за жизнь своих подчиненных, а стать виновным наравне с воеводой в бесмысленной гтбели солдат и офицеров новой регулярной армии он не желал, тем более что этого можно было избежать".
В апреле 1663 г. в знак признания воинских заслуг Далейль был произведен в чин генерала и переведен со своими полком в Смоленск. Согласно документам в июле1663 г. в Смоленске в полку Далейля находилось 47 "начальных" людей и 2086 солдат. Летом и осенью 1664 г. его полк в составе русской армии воеводы князя Я. К. Черкасского принимал участие в походах к Шклову, Копыси и Дубровне. А в 1665 г. Далейль и его друг генерал-поручик Друммонд решили вернуться на родину. С большим трудом по ходатайству известного дипломата и политического деятеля А. Л. Ордин-Нащокина и их земляка П. Гордона, они получили отставку и выехали в Англию.


НАПИСАНО ПО СТАТЬЕ И. Б. БАБУЛИНА "ГЕНЕРАЛ ИЗ ШОТЛАНДИИ"


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 18.12.2011, 22:14
Сообщение #42


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image

Спенсер Комптон, 2 Граф Нортхемптона (Около 1601 - 19 марта, 1643) был Английским пером, солдатом и политиком.

Спенсер Комптон был старшим сыном Сэра Уильям Комптона, Уорикширского джентльмена и его жены Элизабет, дочери и наследнице Сэра Джон Спенсера.После окончания Королевского Колледжа, Кембриджа, ему было присвоено рыцарское звание в 1616 и предоставлен титул Лорда Комптона, когда его отец получил тутул первого графа Нортхемптона в 1618. Он женился на Мэри Бьюмонт, кузине Маркиза (а позднее Герцога) Букингема в 1621.Сопровождал принца Карла ( поздниее Карла I) и Букингема, когда они посетили Мадрид в 1623 в попытке устроить брак между Карлом и сестрой испанского короля. Он оставался близким личным другом Короля. Комптон стал вторым графом Нортхемпоном после смерти отца в 1630. Наряду с большими имениями в Мидлендсе и Лондоне, он также принял на себя титул отца как Лорд-Лейтенант Уорикшира и Глостершира.

Приобрел военный опыт служа в полку Джорджа Горинга при осаде Бреды в 1637, и сражался с электором Палатината в битве при Виото в 1638. Командовал пехотой короля в период Епископских войн 1639-1640 гг. В течение лета 1642, Нортхемптон был назначенным специальным Уполномоченным для графств Уорикшира, Нортхемптоншира и Глостершира. В конце июля, Нортхемптон вызвали в Уорикшир Где он обучил отряды противостоявшие Лорду Бруку, переместившему конвой артиллерии с Лондона в Уорикский Замок. После упорных переговоров, Брук был согласен оставить артиллерию в Банбери в Оксфордшире и каждая сторона обещала дать другой три уведомления во время перетаскивания артиллерии. Неделей позже, однако, Нортхемптон воспользовался отсутствием Брука в Лондоне, чтобы захватить артиллерию и пользоваться ею, при осаде Уорикского Замка. 22 августа, в день, когда Король Карл поднял свой штандарт в Ноттингеме, солдаты Нортхемптона нанесли поражение солдатам лорда Брука. Нортхемптон присоединился к армии Короля и сражался при Эджхилле в октябре 1642, затем занял Банбери, наиболее северный из защитных твердынь роялистов вокруг Оксфорда.

В феврале 1643 Нортхемптон был командиром роялистов в Уорикшире и Нортхемптоншире. После падения Личфилда в марте 1643, Нортхемптон присоединился к Генерал-полковнику Генри, чтобы препятствовать парламентским командирам Геллу и Бреретону завоевать Стаффорд. Нортхемптон напал на Парламентскую армию у Хоптон Хит возле Стаффорда 19 марта. У графа было 2 полка кавалерии и небольшое количество пехоты. У Генерал- полковника Генри также было несколько полков кавалерии. Всего роялисты имели 1200 человек, преимущественно кавалерии. Парламентский генерал сэр Джон Гелл повернулся к Стаффорду. Он договорился с Сэром Уильямом Бреретоном встретиться в Хоптон Хит , около трех миль к северо-востоку от Стаффорда, намереваясь напасть на город совместными силами. Гелл прибыл на Хоптон Хит в полдень 19 марта и развернул солдат под его защитой, чтобы ждать прибытия Чеширского контингента Бреретона, который приближался с северо-запада. Поняв движения Гелла, граф собрал силы и маршировал на Стаффорд чтобы противостоять парламентариям. Гелл развертывал свою пехоту на такой почве, где конница роялистов не смогла бы маневрировать. Артиллерия была помещена на высоком грунте в тылу, с левой стороны ограды и стены формировали защиту для его мушкетеров. Маленькое число кавалерии стало с правого фланга, вскоре к ней присоединилась конница Бреретона, шедшая впереди чеширского отряда. Лорд Нортхемптон решил атаковать до того как развернется пехота Бреретона. Роялисты поставили тяжелую пушку под названием "Ревущая Мэги", и открыли огонь по центру парламентариев. После удачных выстрелов, граф провел первую атаку кавалерии, которая отогнала вражескую конницу с поля. Вторая атака была направлена на вражескую артиллерию. Часть пушек была захвачена, и большая часть пехоты отступила. Однако, граф Нортхемптон был сброшен с лошади и отделен от своих людей. Окруженный врагами, он отказался сдаться "безродной черни" и после убийства нескольких круглоголовых был поражен наповал ударом алебарды по голове. Сэр Томас Байрон провел третью атаку, однако не смог сбить окрепшую пехоту круглоголовых с поля. Генерал-полковник Гастингс пробывал собрать кавалерию для четвертой атаки, однако силы роялистов уже истощились. Сражение закончилось, когда в сумерках парламентарии отошли, оставив поле роялистам. Попытка захватить Стаффорд была оставлена парламентскими генералами.

Сэр Джон Гелл увез тело убитого графа Нортхемптона. Когда сын Графа отказался вернуть артиллерию, захваченную при Хоптон Хит, Гелл оплатил деньги, чтобы забальзамировать тело, труп пронесли через улицы Дерби перед тем, как его похоронили в Освященной Церкви. Своих детей граф брал в походы.
IPB Image

В конце остается добавить, что благодаря именно таким людям, каким был Сер Спенсер Комптон, держалась власть Карла Стюарта.

Сообщение отредактировал Бобровский Д. - 18.12.2011, 22:29


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 22.12.2011, 20:54
Сообщение #43


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image


Сэр Эдмунд Верней (1590–1642), рыцарь-маршал и знаменосец Карла I, родившейся в 1590, был вторым сыном сэра Эдмунда Верни, владельца Пенли, Хартфордшира, и , Бакингемшира (умер в 1599), и его третьей жены, Мэри Блэкни. Его отец был видным джентльменом страны времени Елизаветы, решительно протестантским и патриотичным, шерифом для Хартфордшира и Бакингемшира, и одним из пяти капитанов, командующих Хартфордширским осмотрам, созданным, чтобы выступить против Большой Армады. Его старший сын, сэр Фрэнсис Верни рассеял часть его состояний.

У второго Эдмунда, который унаследовал Клэйдон, был ‘ ум, достигший всего активного, полезного, и мужественного знания.’ Он поступил в вуз Св. Албана Хола, Оксфорд, 9 марта 1603–4, но покинул университет без степени. Впоследствии он вспоминал о себе, что он родился, чтобы трудиться. После того, как некоторое время провел во Франции и Италии он возвратился чтобы быть рекомендованным к обслуживанию принца Генри. Сэр Томас Чалонер, его сосед в Шпиле Клэйдон, был губернатором принца, и его дядей, Фрэнсисом Верни, его соколиным охотником.Эдмунд Верни был посвящен в рыцари 7 января 1610–11, и был послан в Мадрид, где Лорд Дигби был послом. Смерть принца Генри была одной из больших печалей его жизни; он разделил протестантские принципы своего сюзерена и свою любовь к простоте вероисповедания. В 1613 он был назначен на домашнее хозяйство принца Карла, и в 1622 Герцог Букингема сделал его лейтенантом графства Хаттон, и он начал брать свою порцию в серьезном доходе графства.В 1623 сэр Эдмунд был среди господ, посланных Королем Джеймсом, чтобы следовать за принцем Карлом и Букингемом в Испанию, и он был одним из немногих, кто достиг Мадрида. Там он нанес обиду испанцам, защищая на смертном ложе Вашингтона, слугу принца, против рвения обращения в веру римско-католического священника; ‘они упали от его слов как от ударов;’ король Испании потребовал увольнение всех протестантских дежурных при Карле. Сэр Эдмунд оставался с принцем, пока они все не уехали из Мадрида, тогда он расстался с прекрасной фамильной драгоценностью, ‘крестом десяти толстых плоскогранных алмазов.

Карл назначил сэра Эдмунда в 1626 пожизненным рыцарем-маршалом дворца короля, который давал ему общий надзор за дворцом; он должен был знать всех чиновников в домашнем хозяйстве короля и в пределах двенадцати миль суда, предотвращая доступ неподходящих людей к суду. Он поддерживал на высоком уровне тюрьму Маршалси, и впоследствии возместил себе растраты прибылью от суда и штрафами, наложенными на заключенных. Однако в течении следующих лет его жизни он потратился в большой степени на Маршалси и на всех его государственных учреждениях; и деньги Карл, заимствовавший у него, возместил в придачу с некоторыми прекрасными портретами Ван Дейка изображающими самого короля и сэра Эдмунда. Он был хорошим семейным человеком и его семья, как говорил король, была ‘моделью, которую он преподносил своим джентльменам.’ В парламенте он и его старший сын сэр Ральф, голосовали устойчиво как члены парламента палаты общин против пожеланий Карла , и очень часто против его личных интересов. Когда он отнесся неодобрительно к произвольным мерам короля, его личная преданность осталась непоколебимой. Он сопровождал короля на шотландскую войну в 1639. Когда армия была расформирована, последовала ссора между лордом Ньюкаслом и лордом Холландом; последний выбрал сэра Эдмунда в качестве секунданта, но поединок был предотвращен.

Когда гражданская война вспыхнула, сэр Эдмунд и его старший сын, Ральф, оказались на противоположных сторонах. Королевский штандарт был поднят в Ноттингеме, его передали сэру Эдмунду на хранение 22 августа 1642; он сказал, "так как я принял это бремя, то именем Бога штандарт не вырвут из моих рук раньше чем мою душу от тела". Он пошел на войну с тяжелым сердцем. ' он сказал Хайду в объяснении побуждений, которыми на него влияли, "Вы',‘имеете удовлетворение в своей совести, Вы правы, что король не должен предоставить то, что требуется его. …, Но с моей стороны я не люблю ссору, и действительно сердечно желаю, чтобы король уступил бы и согласился бы на то, чего они желают, так, чтобы моя совесть была только затронута в честь и в благодарность, чтобы следовать за моим сюзереном. Я ел его хлеб и служил ему около тридцати лет, и не буду оставлять его; и хочу скорее погибнуть — что я и намерен сделать — чтобы сохранить и защитить те вещи, которые идут против моей совести, чтобы сохранить и защитить: поскольку я буду иметь дело с Вами — у меня нет никакого почтения к епископам для кого эта ссора всего лишь субьект "(Гардинер, Большая гражданская война, я. 4).

Утром перед Эджхиллом (23 октября 1642) сэр Эдмунд сопровождал короля в последний раз во время завтрака в уединенной небольшой гостинице, выходящей на область. Борьба вокруг штандарта во время сражения была разъяренной согласно Ллойду; "‘Сэр Эдмунд отважно бросился вперед со штандартом, однако солдаты не успели последовать за ним. Ему предложила жизнь толпа его врагов, если он оставит штандарт; он ответил, что его жизнь была его собственностью, но штандарт был собственностью его и их суверена, и он не будет оставлять его пока он жив, надеявшись, что штандарт будет спасен, когда он будет мертв, продавая это и его жизнь по курсу шестнадцати господ, которые упали в тот день под его мечом;"’ ‘"Он сломал древко штандарта при толчке пики прежде, чем он (штандарт) упал,’" пишет сэр Эдвард Сиденхэм в посылке новостей его сыну - сэру Ральфу. "Рука, все еще в агонии, была найдена, она еще держала штандарт, но тело никогда уже больше не поднялось".

Верни женился, в 1612, на Маргарет, дочери сэра Томаса Дентона Хиллсдена, которым у него было шесть сыновей, и шесть дочерей. Жена Верни умерла в 1641, и была похоронена в Клэйдоне, не дожив до смерти супруга.

Сообщение отредактировал Бобровский Д. - 22.12.2011, 20:54


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 31.1.2012, 22:56
Сообщение #44


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image


Руперт, Пфальцграф Рейна, Герцог Баварии, 1-ый Герцог Камберленда, 1-ый Граф Холдернесса Рупрехт Пфалцграф Рейнский, Герцог фон Байерн, обычно называемый принц Руперт (17 декабря 1619 – 29 ноября 1682) был отличным солдатом, адмиралом, ученым, колониальным губернатором и покровителем художников ХVII столетия.

Руперт был младшим сыном немецкого принца Фредерика V, Пфальцграфа Палатина и его жены Элизабет, старшей дочери Джеймса I короля Англии.Таким образом Руперт был племянником Короля Чарльза I , который сделал его Герцогом Камберленда и Граф Холдернесса, и двоюродный брат Короля Чарльза II. Его сестра София была матерью Джорджа I короля Великобритании.
У принца Руперта была различная карьера. Он был солдатом с молодого возраста, боролся против Испании в Нидерландах во время Восьмидесятилетней войны (1568–1648), и против Святого римского Императора в Германии во время Тридцатилетней войны (1618–48). В возрасте 23, он был назначен командующим конницы Роялистов во время английской гражданской войны, став типичным роялистом и в конечном счете старшим офицером.Он сдал БристолЬ и был выслан из Англии. Служил под начальством Луи XIV во Франции против Испании, и затем как капер Роялистов в Карибском море. После Реставрации Руперт возвратился в Англию, став старшим британским военно-морским командующим во время Вторых и Третьих англо-голландских войн, занимался научными изобретениями, искусством, и служа первым губернатором Компании залива Гудзона. Принц Руперт умер в Англии в 1682, в возрасте 62.

Руперт родился в Праге в 1619, во время Тридцатилетней войны , у Фредерика V и Элизабет Стюарт. Он был объявлен принцем княжества Лузитания. Отец Руперта, Фредерик V, как правитель Палатината, был ведущим членом Священной Римской империи, главой протестантского Союза, с военным семейным протяжением традициями уходящими назад на несколько столетий. Его семья была также основателем линии протестантских правителей на севере Европы в то время. Фредерик был в тесной родственной связи через свою мать с правящим Домом Оранж - Нассау в Объединенных провинциях. Элизабет была дочерью Короля Англии Джеймса I и сестрой Короля Чарльза I , и имела отношение в свою очередь к датской королевской семьей. Семья прослвилась чрезвычайно богатым образом жизни в Гейдельберге, и замком с одной из лучших библиотек в Европе.

Фредерик выступил против католика Фердинанда II, недавно избранного Императором Священной Римской империи. Однако потерпел поражение в Сражении у Белой Горы. С Фредериком , семья сбежала от Богемии до Нидерландов, где Руперт провел свое детство. Родителей Руперта насмешливо называли "Зимним Королем и Королевой" как следствие их господства в Богемии, продлившейся только за один сезон. Руперт сопровождал своих родителей в Гаагу, где он провел свои первые годы в Хофе . Мать Руперта уделяла своим детям немного внимания даже по стандартам того времени, очевидно предпочитая ее любимых обезьян и собак. Вместо этого Фредерик нанял господина и Мадам де Плессена, чтобы они могли внушить его детям положительное отношение к богемцам и англичанам, и воспитать их как строгих кальвинистов.Как ребенок, Руперт время от времени плохо себя вел, 'пламенный, вредный, и страстный' и зарабатывал себя прозвище Робер ле Дябль, или "Руперт дьявол". Тем не менее, Руперт, оказалось, был способным студентом. К возрасту 3 он мог говорить на некотором английском, чешском и французском языке, и справлялся с немецким языком, в то время как все еще молодой, но имел немного интереса к латинскому и греческому языку. Он выделился в искусстве, преподававшемся Джерардом ван Хонторстом, и считал математику легкой наукой. К тому времени, когда ему было 18 лет, он вырос приблизительно 6 футов 4 дюйма.

Семья Руперта продолжала попытки возвратить Палатинат в течение их времени прибывания в Гааге. Денег было мало, и семья полагалась на относительно маленькую пенсию из Гааги, доходы от семейных инвестиций в голландские набегах на испанские грузовые судна , и доход от заложенных семейных драгоценностей. К 1625, однако, Фредерик убедил союз стран — включая Англию, Францию и Швецию — поддерживать его попытки возвратить Палатинат и Богемию. К началу 1630-ых это казалось ближе чем когда-либо. Отец Руперта, Фредерик, все более и более вкладывал капитал в отношения со шведским Королем Густавом, теперь доминирующим религиозным лидером в Германии. В 1632, однако, эти два мужчины не договорились по настойчивости Густава, что Фредерик обеспечивает равные права своим Лютеранским и кальвинистским предметам после восстановления его земель; Фредерик отказался и начал возвращаться в Гаагу. Он умер от лихорадки по пути и был похоронен в необозначенной могиле. Руперт потерял своего отца в возрасте 13 лет, и смерть Густава в сражении при Лютцене в том же самом месяце лишала семью серьезно настроенного протестантского союзника. Король Чарльз предложил, чтобы семья переехала в Англию; мать Руперта попросила, чтобы Чарльз расширил свою защиту на ее оставшихся детей.

Руперт стал солдатом рано; в возрасте 14 лет он посетил голландский театр военных действий с протестантом Фредериком Генри, принцем Оранжским, позже в том году он боролся рядом с ним в осаде Рейнберга, и к 1635 он действовал как военный . Руперт продолжал бороться против имперской Испании в успешной кампании осады Бреды в 1637 во время войны Восьмидесяти Лет в Нидерландах. К концу этого периода, Руперт приобрел репутацию бесстрашия в сражении, и ауру всегда приподнятого настроения. В промежутках этих походов Руперт посещал двор своего дяди в Англии. В 1637 во французской кампании. Руперт был размещен в команду полка конницы Палатината, со своим старшим другом Лордом Кравеном , поклонником матери Руперта.Кампания закончилась ужасно в Сражении при Влото (17 октября 1638) во время вторжения в Вестфалию; Руперт избежал смерти, но был захвачен силами Имперского генерала Мелкиора фон Хацфелдта к концу сражения. После неудавшейся попытки подкупить , его охранников, Руперт был заключен в тюрьму в Линц. Лорд Кравен, также взятый в сражении, просил чтобы его похитители позволить ему оставаться с Рупертом, но, ему отказали. Заключение Руперта было обозначено религиозным подтекстом. Его мать была глубоко обеспокоена, что он мог бы быть оторван от Кальвинизма к католицизму; его похитители, поощренные Императором Фердинандом III, развернули Иезуитских священников в попытке переубедить его. Император пошел далее, предлагая выбор свободы, должность Имперского генерала и правителя маленького княжества, если Руперт поменяет веру. Руперт отказался.

С течением времени заключение Руперта стало более смягченным благодаря совету Эрцгерцога Леопольда, младшего брата Фердинанда, который встретившись с Рупертом,искренне ему симпатизировал. Руперт занимался стрельбою прочтением военных учебников, и был взят сопровождающим в охотничьи поездки. Он также вступил в романтические отношения со Сьюзен Куффштайн, дочерью графа фон Куффштайна, его тюремного надзирателя. Он также получил в подарок редкого белого пуделя, собака, Руперта по имени Бой, которая оставался с ним в английскую гражданскую войну. Несмотря на попытки франко шведской армии захватить Линц и освободить Руперта, о его выпуске в конечном счете договорились через Леопольда и Императрицу Анну Марию; в обмен на обязательство никогда снова, не поднимать оружие против Императора. Руперт формально поцеловал руку Императора в конце 1641, отклонил заключительное предложение Имперского лагеря и оставил Германию для Англии.

Руперта, вероятно, лучше всего помнят сегодня благодаря его роли командующего Роялистов во время английской гражданской войны. Он имел значительный успех в течение первых лет войны, благодаря опыту и внедрению европейских методов, приносящих ему победы. Поскольку война прогрессировала, юность Руперта и нехватка зрелости в управлении его отношениями с другими командующими Роялистами в конечном счете привели к его удалению от его должности и окончательной отставке от войны. Всюду во время конфликта, однако, Руперт также наслаждался сильным символическим положением: он был культовым роялистом , и как таковой часто был предметом пропаганды Парламентариев и Роялистов.


Руперт прибыл в Англию после его периода заключения и заключительного выпуска от захвата в Германии. В августе 1642 Руперт, наряду с его принцем братом Морисом и многими кадровыми военными, уклонился от пропарламентского флота и приземлился в Ньюкасле. Проехав через страну, он наконец нашел Короля с крошечной армией в Лестерском Аббатстве, и был быстро назначен командующим кавалерией, желанное назначение в это время в европейской войне. Руперт приступал к пополнению и обучению: с большим усилием он соединил частично обучаемую установленную силу 3 000 конницы к концу сентября. репутация Руперта продолжала повышаться. Ведя внезапное, храброе нападение, он разбил Парламентскую силу в Поуик-Бридж в сентябре 1642. Хотя это было маленькое дело, у него была пропаганда, и повышение морали. И Руперт стал героической фигурой для многих молодых людей в лагере Роялистов.

Руперт присоединился к Королю в Лондоне, играя ключевую роль в Сражении при Эджхилле в октябре. Сново Руперт был в своих лучших проявлениях благодаря быстрым движениям на поле битвы; прежде чем наступила ночь, он предпринял форсированный марш и захватил позицию на высоком холме Эджхилл, давая Роялистам превосходящее положение. Некоторые из слабостей его характера начали показывать себя показывать, когда он ссорился со своим поддерживающим командующим пехоты, графом Линдси. Руперт энергично настаивал — вероятно, правильно, но конечно бестактно — что Линдси должен развернуть своих людей современным шведским способом, что Руперт привык видеть в Европе, которая максимизирует их огневую мощь. Результатом был конфликт перед войсками и отставкой Линдси и заменой сэром Джейкобом Астли. В последующем сражении люди Руперта сделали драматическую кавалерийскую атаку, но несмотря на его максимальные усилия последующее рассеивание и потеря дисциплины превратили потенциальную победу в безвыходное положение. После Эджхилла Руперт попросил у Чарльза разрешить ему быстрое нападение конницы на Лондон прежде, чем армия Графа Эссекса могла возвратиться. Старшие советники Короля, однако, убеждали его продвинуться медленно с целой армией. К тому времени, когда они прибыли, город организовал защиту против них. Некоторые утверждают, что в отсрочке Роялисты, возможно, потеряли свою лучшую возможность победы на войне, хотя другие утверждали, что предложенное нападение Руперта испытало бы затруднения, проникая через враждебный Лондон. Вместо этого в начале 1643, Руперт начал очищать Юго-запад, беря Сайренчестер в феврале прежде, чем переместиться далее против Бристоля, ключевого порта. Руперт взял Бристоль в июле с его братом Морисом, использующим корнуоллские силы, и был назначен губернатором города. К середине 1643 Руперт фактически стал настолько известным, что он был проблемой в любой потенциальной мирной договоренности — Парламент стремился рассмотреть его наказанный как часть любого решения путем переговоров, и присутствие Руперта в суде, близко к Королю во время переговоров, было воспринято как агрессивное заявление само по себе.

Во время второй половины войны политическая оппозиция в кругах Роялистов против Руперта продолжала расти. Индивидуальность Руперта во время войны сделала многих его и друзьями и врагами. Он выделялся "откровенным и щедрым расположением", "быстротой... интеллекта", был подготовлен столкнуться с серьезными опасностями, и могла быть терпеливым когда это было необходимо. Однако, он испытывал недостаток в обхождении придворного, и его юмор мог превратиться в "сардоническое остроумие и высокомерную манеру": с поспешным характером он был слишком быстр, чтобы сказать, кого он уважал, и кого он не любил. Результат состоял в том, что, в то время как Руперт мог вселить большую лояльность в некоторых, особенно в его людей, он также сделал много врагов в Королевском дворе. Руперт ссорился с Линдси в Эджхтлле; когда он взял Бристоль, ему удалось пренебречь Маркизом Хартфорда, довольно пассивным, но политически существенным лидером Роялистов юго-запада. Наиболее критически Руперт вел себя с Джорджем Дигби, фаворитом и Короля и Королевы. Дигби был классическим придворным со "стремительным остроумием и быстрым языком"; Руперт неоднократно вступал в полемику с ним на встречах. результат состоял в том, что к концу войны положение Руперта все более и более подрывали его враги. Руперт продолжал производить положимтельное впечатление в военном отношении. К 1644, теперь Герцог Камберленда и Граф Холдернесса, он привел ополчение Ньюарка и Йорка и его замка. Пройдя на север, беря Болтон и Ливерпуль по пути в двух кровавых нападениях. Руперт также вошел в Йоркшир приближаясь к Йорку врасплох с севера. Руперт тогда командовал большой частью армии роялистов в ее поражении в Битве под Марстон-Муром, в основном, из-за плохих отношений между Рупертом и Маркизом Ньюкаслом. В ноябре 1644 Руперт был назначен Общим из всей армии Роялиста, которая уже увеличила отмеченные напряженные отношения между ним и членами совета многого Короля. К маю 1645, и теперь отчаянно за исключением поставок, Руперт захватил Лестер, но перенес серьезное аннулирование в Сражении Naseby месяц спустя. Хотя Руперт порекомендовал Королю против принятия сражения в Нейзби, мнения Дигби выиграли день в совете: тем не менее, поражение Руперта повредило его, а не Дигби, с политической точки зрения. После Нейзби, Руперт расценил положение Роялистов как потерянное, и убеждал Чарльза заключить мир с Парламентом. Чарльз, все еще поддержанный оптимистическим Дигби, которому верил, что он мог выиграть войну. К концу лета Руперт был пойман в ловушку в Бристоле Парламентскими силами; сталкивающийся с невозможной военной ситуацией на местах, Руперт сдал Бристоль в сентябре 1645, и Чарльз уволил его от своей службы. Руперт ответил, пробиваясь через контролируемую парламентом территорию к Королю в Ньюарке с принцем Морисом и приблизительно ста людьми, сражаясь с маленькими вражескими отрядами и уклоняясь от больших. Король Чарльз попытался приказать, чтобы Руперт воздержался, боясь вооруженного удачного хода, но Руперт достиг королевского двора так или иначе. После трудной встречи, Руперт убедил Короля держать военный трибунал по своему поведению в Бристоле, который реабилитировал его и Мориса. Руперт, оставил службу Короля Чарльза, наряду с большинством его лучших офицеров конницы. Более ранние интерпретации этого случая сосредоточились на беспокойстве Руперта о его чести перед лицом его начального увольнения Королем; более поздние работы выдвинули на первый план практическое значение судов, военных к будущей возможности трудоустройства Руперта как наемника в Европе, учитывая что Руперт знал, что война была практически проиграна. Руперт и Морис провели зиму 1645 на Вудстоке, исследуя возможности для занятости под венецианской республикой, прежде, чем возвратиться в Оксфорд к королю в 1646. Руперт и Король были примирены, принц, остался защищать Оксфорд, когда Король уехал на север. После следующей осады и сдачи Оксфорда в 1646, Парламент высылал и Руперта и его брата из Англии.

Современники Руперта полагали, что он был вовлечен в некоторые из наболее кровавых событий войны, хотя более поздние истории в значительной степени реабилитировали его. Руперт вырос окруженный относительно диким Тридцатилетней войны в Европе. Вскоре после его прибытия в Англию он вызвал испуг следующими подобными методами; одно из его ранних действий должно было потребовать две тысячи фунтов от людей Лестера для Короля как цена не уничтожения Лестера. Хотя он действовал в соответствии с европейскими методами, это еще не считали соответствующим поведением в Англии и Руперту, был сделан выговор Королем. Репутация Руперта никогда до конца не оправилась, и в последующих осадах и нападениях, он часто обвинялся в действиях без сдержанности. Бирмингем, ключевой производящий оружие город, был взят в апреле 1643, и Руперт обвинялся утверждениями — вероятно, несоответствующий — преднамеренного сжигания до основания города. Вскоре после этого Руперт попытался взять город Личфилд, гарнизон которого казнил заключенных Роялистов, сердито обещая убить всех солдат внутри. Только срочный призыв к помощи от Короля препятствовал тому, чтобы он делал так, вынуждая его согласовать более снисходительные сроки в обмен на быструю сдачу. К концу войны, методы менялись к худшему через все стороны; непослушный Лестер был взят обратно принцем в мае 1645, и никакая попытка не была предпринята, чтобы ограничить последующее убийство и грабеж. Руперт был соответственно выдающейся личностью в Парламентской пропаганде. Он столкнулся с многочисленными обвинениями в колдовстве, или лично или по доверенности через его собаку, Boye. Boye, большой белый охотничий пудель, сопровождал Руперта всюду с 1642 вплоть до смерти собаки в мавре Марстона и широко подозревался в том, что он знакомая ведьма. Были многочисленные счета способностей Боя; некоторые предположили, что он был скрытым дьяволом, приезжайте, чтобы помочь Руперту. Публикации пророялиста в конечном счете произвели пародии на них, включая тот, который перечислял собаку Руперта, как являющуюся "Лапландской Леди", превращенной в белую собаку; Boye смог, якобы, найти скрытое сокровище, обладал неуязвимостью, чтобы напасть, мог поймать пули и мог пророчить так же как предсказатель 16-ого столетия, Mother Shipton.

После конца Первой английской гражданской войны Руперт был нанят молодым Королем Франции Луи XIV , чтобы бороться с испанцами в течение заключительных лет Тридцатилетней войны (1618–1648). военная занятость Руперта была осложнена его обещаниями Святому римскому Императору, который привел его к присяге от захвата в 1642, и его продолжающемуся обязательству перед фракцией Роялиста в изгнании. В течение периода Руперту причинили беспокойство его нехватка денежного дохода, и его продолжающаяся вражда с другими ведущими членами круга Роялистов. Руперт сначала поехал в Королевский двор в изгнании в Св. Жермене, но нашел это все еще во власти Королевы и ее фаворита, врага Руперта - Дигби. Вместо этого Руперт шел дальше, принимая хорошо оплачиваемую должность mareschal de camp от Анны Австрийской служить Луи XIV во Франции. В 1647 Руперт боролся при Маршале де Гэшене против испанцев. После трехнедельной осады Руперт взял сильную крепость Ла Бассе через тихие переговоры с вражеским командующим — внушительное выполнение, и тот, который выиграл его польза во французских кругах суда. Гишь и Руперт были заманены в засаду вскоре после этого испанской стороной; во время разыгравшейся борьбы Руперту выстрелили в голову и серьезно ранили. Впоследствии, Гишь отметил: "Господин, я больше всего раздражаюсь, что Вы ранены." "И меня это также раздражает," ответил Руперт . Руперт возвратился к Св. Жермену, чтобы выздороветь.


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ... smile.gif





IPB Image



--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 6.2.2012, 16:26
Сообщение #45


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


ПРОДОЛЖЕНИЕ...

В 1648 году началась относительно короткая, 2-ая гражданская война, и Руперт заявил французскому королю, что возвращается на службу короля Чарльза. Парламентский морской флот восстал в пользу короля и пиплыл к берегам Голландии; Руперт присоединился к флоту герцога Йоркского, и принял чин высшего адмирала. Руперт утверждал, что флот должен спасти самого короля, удерживавшегося в заключении на острове Уайт, в то время как другие призывали продолжать борьбу на севере. Флот бысторо терял дисциплину занимаясь захватом местных грузовых судов. Это подчеркивало основную проблему роялистов - нехватку денежных средств.Дисциплина продолжала портиться, и Руперту пришлось вмешаться лично несколько раз, в том числе один раз подвесив мятежного главаря моряков за ноги над судном.

Договорившись с королем Чарльзом, Руперт получил под свое полное руководство королевский флот. Он должен был организовать пиратские рейды против парламентского флота под командой Роберта Блэйка.

Военно-морская кампания Руперта состояла из двух фаз. В первую он повел флот роялистов из Кинсейла в Ирландии на Лиссабон в Португалии. Он вел три больших судна (" Реформация", "Конвертин" и "Ласточку"), которые сопровождали четыре малых корабля. Руперт прибыл в Лиссабон, где был принят королем Иоанном IV, правителем португальского королевства и сторонником молодого Чарльза II. Вскоре с парламентским флотом прибыл Блэйк, после чего последовали напряженные стычки.
В октябре флот Руперта, теперь включавший шесть судов, отчалил от португальского берега и направился в Средиземное море.
Вторая фаза кампании началась, когда Руперт отправился в Атлантический океан к Озорским островам, намереваясь дальше продвинуться в Вест-Индию за богатой добычей. Однако, попав в летней шторм, он потерял 333 жизни на борту Реформация, и почти потеряв своего брата принца Морица, кроме этого утратив большую часть сокровищ. Возвращаясь обратно, чтобы перегруппироваться и восстановить силы, он пришвартовался в начале 1652 года на мысе Блэнк, рядом с нынешней Мавританией. Руперт исследовал эту землю и приобрел в услужение мавританского мальчика, который оставался с ним в течении многих лет. Также он исследовал, на двух захваченных испанских судах реку Гамбию на 150 миль, подхватив по пути малярию. Наконец, Руперту удалось пересечь Карибское море, высадившись сначала на Св. Люсии, а после на цепи Антильских островов. Там флот попал под ужасный шторм, рассеявший флотилию и потопивший корабль "Вызов" с братом принцем Морисом на борту.
Эта потеря вызвала глубокий шок Руперта. Он был вынужден возвратиться в Европу с пятью кораблями, высадившись во Франции в марте 1653 года. Кампания оказалась не такой выгодной как он ожидал, и Руперт остается во Франции укреплять пошатнувшееся здоровье.

В 1654 году Руперт был вовлечен в заговор, целью которого было убийство Кромвеля, и в случае удачи, высадки роялистов в Сассексе с целью восстановления на троне Чарльза II. Как известно, Чарльз II отклонил идею убийства Кромвеля. Позиции Руперта при дворе становились все более слабыми, и он уезжает в Германию в 1655 году.

После ссоры с собранием роялистов в изгнании, Руперт поехал в Гейдельсберг, чтобы посетить своего брата Чарльза Луи, частично восстановленного как Электора Палатината. Чарльз и Руперт не дружили в детстве и оказались по разные стороны во время гражданской войны. Положение усугубляло то, что после Вестфальского мира Чарльз Луи пыл лишен половины старого Палатината, однако он смог предложить брату 375£ в год, которые Руперт принял. Руперт предпринял поездку в Вену, где его тепло принял император Фердинанд III, от которого принц пытался требовать 15 000£, положенные ему согласно Вестфальскому миру, однако он был вынужден получать эту сумму в рассрочку.

В следующие 12 месяцев, герцог Модены попросил Руперта сформировать армию против Папской области, однако герцог попросил Руперта вторгнуться в находившийся под испанцами Милан. Тем временем Руперт продолжал убеждать императора Фердинанда помочь Чарльзу II возвратить трон.

В 1656 году отношения с Чарльзом Луи сильно ухудшились, так как Руперт влюбился в Луизу Дагенфельд, одну из фрейлин его невестки. Неожиданно, одно из писем Руперта, адресованное ей, попало в руки жене Чарльза Луи - Шарлотте, которая подумала что оно адресовано ей. Шарлотта желала связи с Рупертом, и была недовольна, когда ошибка раскрылась. В то время как Дагенфельд была им незаинтересована, а состояла в отношениях с Чарльзом Луи, что и было обнаружено, приведя к аннулированию брака. Со своей стороны принц был недоволен братом, поскольку он не мог обеспечить его должным состоянием, и в 1657 году он уезжает в Венгрию.

В это время Руперт увлекается новыми методами графической гравюры. Считается, что новый метод гравирования изобрел немецкий подполковник - Людвик фон Зиген в 1642 году, бывший художником любителем. Зиген, вероятнее всего, не встречался с Рупертом. Он служил гофмейстером у молодого кузена Руперта - Уильяма VI, ландграфа Гессен-Касселя, с которым Руперт обсуждал эту технику рисования в письмах 1654 года. Джон Эвелин представил Руперта как изобретателя этой техники в 1662 году (якобы он ее придумал глядя на солдата чистившего ствол своего мушкета), далее эта идея популяризировалась на протяжении XVIII века. Не смотря на споры связанные с вкладом Руперта и Зигена, историки соглашаются что Руперт изобрел "рокер", ключевой инструмент в процессе гравировки. Но, кто бы его не изобрел, именно Руперт добился больших успехов в применении этих навыков в рисовании. Он создал несколько элегантных работ в этом стиле, и ввел эту технику в Англии после Реставрации, а известный художник Валеран Ваилант популяризировал этот процесс. Самая известная работа Руперта в этой технике - "Великий Палач", выполненная в 1658 году.

ВОТ ЭТОТ РИСУНОК

IPB Image


Следя за Реставрацией монархии Чарльза II В 1660 году, Руперт вернулся в Англию, где Чарльз уже в значительной степени завершал процесс сбалансирования различных политических фракций. Поскольку большинство правительственных постов было уже занято, Чарльз вознаградил Руперта самой высокой пенсией £4,000 в год. Короля и Руперта сближали родственные связи, после смерти герцога Глостера и принцессы Мэри, Руперт был самым близким в родственных связях с королем после герцога Йорка. Руперт, как герцог Камберленда, занял свое место в Палате Лордов. Впервые финансовая сторона жизни Руперта стабилизировалась. Руперт продолжал служить адмиралом в британском флоте, восходя к званию "Генерала морей и земель".

Руперт был назначен в Тайный Совет Короля в 1662 году, занимая посты в комитете Иностранных дел, Адмиралтействе и комитете Танжера. Деятельность Руперта в этих комитетах описывают по разному. Самуэль Пепус, недруг Руперта, заседавший с ним в комитете Танжера, говорил позже, что все что сделал Руперт вызывает только смех, другие записи, как например из комитета Иностранных дел, говорят о том, что он активно участвовал в заседаниях.
В 1668 году король назначил Руперта констеблем Виндзорского замка. Руперт уже был одним из Рыцарей ордена Подвязки, и будучи близким компаньоном короля, должен был обеспечивать соответствующие развлечения в этом замке. Руперт немедленно начал упорядочивать замок, восстановил в нем гарнизон, отремонтировал Башню Дьявола, восстановил теннисный корт и улучшил охотничьи угодья. Он также оборудовал в нем собственные квартиры, которые состояли из парадных комнат, где висело большое количество пик, мушкетов, пистолетов, бандольеров, барабанов, а также различных деталей от доспехов. За ними следовали внутренние помещения, украшенные "любопытными женскими картинами".
Чарльз II И Руперт проводили много времени вместе за теннисным кортом и охотничьими забавами, также принц был близким компаньоном герцога Йорка.

Руперт был романтично помолвлен с Франческой Бард (1646 - 1708), дочерью ветерана гражданской войны Генри Барда. Франческа требовала тайной свадьбы с Руперотом в 1664 году, однако он в этом ей категорически отказал.
Однако он признал сына Франчески Дадли Барда (1666 - 1686), известного как "Дадли Руперт", и отправил его учиться в Итонский колледж.
В 1673 году Чарльз Луис убеждал Руперта вернуться в Палатинат, поскольку его собственный сын навряд ли мог пережить младенческий возраст. Руперт отказался и остался в Англии.

Во второй половине XVII столетия, Британия была ввязана в конфликт с конкурирующей Голландией вылившийся в так называемые Англо-голландские войны. Руперт, как старший адмирал Чарльза II, должен был командовать британским флотом в этой войне, на закате своей карьеры. Хотя были еще несколько знаменитых адмиралов, в их числе Блэйк и Монк, однако опыт Руперта участвовавшего в морских походах 1650 гг., был несомненным.
В начале Второй англо-голландской войны (1665–1667), Руперт был одним из трех командиров эскадры, под полой командой герцога Йорка, взяв на себя 70 пушечный флагманский корабль "Royal James".
Как командир Белой эскадры, Руперт сражался в Лоутсфортской битве в 1665 году, пробиваясь через вражескую стену кораблей в критический момент, в этой битве его ранило в ногу, рана впоследствии постоянно причиняла большие беспокойства. Позже, во время чумы охватившей Лондон, принц сопровождал короля Чарльза и убеждал его в пользе флота, который заставит голландцев сесть за стол переговоров. В следующем году Руперт становится командиром всего флота наряду с Монком.
В июне 1666 года они сражались с голландцами в Четырехдневной битве, одном из самых крупных морских сражений в истории, где Монк применил агрессивную тактику Руперта, приводя к разлому неприятельской линии, уникальному тактическому приему в войне парусных судов. Четырехдневная битва закончилась в лучшем случае ничьей, но сражение в день Св. Джеймса, произошедшее в следующем месяце, было выиграно англичанами, благодаря применению той самой тактике разламывания неприятельской линии. Война с Голландией была закончена благодаря решающему рейду на Мидуэй.

Руперт также играл заметную роль в Третьей англо-голландской войне (1672–1674). В этот раз Луи XIV был ключевым союзником англичан против голландцев, было решено, что французы сформируют эскадру. Английский флот был значительно расширен, и Руперт имел три судна - " Royal Charles", "Royal James" и "Royal Oak" (Королевский дуб), все три судна были оборудованы орудиями особенного дизайна, носившими названия - "Рупертины". К сожалению, стоимость этого оружия (превышавшая обычную в три раза), не позволяла широко развернуть их на всем флоте. Поскольку Руперт был против французского альянса, королю Чарльзу пришлось назначить главнокомандующим герцога Йорка. Однако союзнические планы были остановлены после неубедительного сражения герцога Йорка при Солибее.
Английский план 1673 года состоял в высадке флота на берегу Зеландии, это требовало хорошего планирования и Руперт занимая посты генерала и вице адмирала Англии должен был его координировать. Однако, в течении зимы 1672 года, Чарльз II - все еще бездетный - решил, что риск для его наследника герцога Йорка слишком велик, и назначил Руперта командующим союзников на его место. Руперт начал компанию 1673 года с голландцами, знающими о слабой укомплектованности его тыловых судов. Результатом были сражения при Шуневельде в июне и сражение при Текселе в августе, в которых, из-за крайне слабой координации действий между союзниками, голландцам удалось одержать решительные победы. Позднее английские комментаторы обвиняли в поражениях французских союзников, а Руперт предостерегавший от союза с ними, был провозглашен как герой. Руперт окончательно ушел с активной военно-морской службы в этом же году.

У Руперта, как адмирала, был характерный стиль; он полагался на единоличное командование, поддержанное тесными контактами с его офицерами, однако это мешало его штабу планировать ход действия операций. В это время действия капитанов судов были очень ограничены жесткими предписаниями адмиралов в самом сражении. Руперт играл ключевую роль на конференциях 1665 года, проводимых герцогом Йоркским, что дало о себе знать во время битвы в день Св. Джеймса.
Эти, и другие дополнительные инструкции капитанам судов, были попыткой уравновесить жесткий регламент с необходимой инициативой во время сражений. Именно они сформировали жесткий британский стиль военно- морских сражений, который проявился в последующую сотню лет.

После 1673 года Руперт оставался старшим членом правительства и Королевского флота. Он был солидарен с лордом Шафтсбери в вопросах внешней политики, но оставался лоядьным к Чарльзу II в других вопросах, будучи увлеченным Королевскими Прерогативами. В следствии он выступил против парламентского плана 1677 года, по назначению его Главным Адмиралом, заявив что только король может дать ему эту должность. Решением короля было назначить уполномоченную комиссию адмиралтейства, во главе которой и стал Руперт. В результате, с 1673 по 1679 годы, Руперт лично укомплектовывал флот высшими офицерами и контролировал его деятельность, на всем театре действий британского флота охватывавшего почти весь мир. Руперт был назначен нв высшую военную должность генерала Морей и Земель.

Принц Руперт умер в своем доме на Весенних Садах в Вестминстере, 29 ноября 1682 года после приступа плеврита и был похоронен в склепе Вестминстерского аббатства 6 декабря. Руперт покинул большую часть своего состояния, состоящего приблизительно в 12 000£, своим детям - Хьюзу и Руперту, разделив его поровну. Сын Руперта, Бард Дадли, стал офицером, известным как "Капитан Руперт", и умер, сражаясь при осаде Будапешта в 1686 году.


IPB Image


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 10.2.2012, 22:14
Сообщение #46


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image

Карл IV (фр. Charles IV de Lorraine; 5 апреля 1604, Нанси — 18 сентября 1675, Алленбах) — герцог Лотарингии и герцог Бара с 1625 по 1675 (в действительности — в 1624—1634 годах, в 1641 году и в 1659—1670 годах).

Карл провёл детство при французском дворе и был там другом Людовика XIII. После его возвращения в Лотарингию он объявил, что рассматривает себя — в соответствии с завещанием герцога Рене II, по которому был возможен только мужской порядок наследования — наследником Лотарингии. Вражда его дяди Генриха II , который хотел оставить герцогство своей дочери Николь , привела к тому, что Карл снова покинул страну. Он поступил на военную службу к императору, за которого сражался в битве на Белой Горе (8 ноября 1620).

После длительных переговоров он женился в 1621 на своей двоюродной сестре Николь, разумеется, с расчётом, что получит власть над Лотарингией лишь благодаря жене. Генрих II умер 31 июля 1624. Карл, тем не менее, не был удовлетворён положением принца-супруга. В ноябре 1625 Франсуа де Водемон ., отец Карла, ссылаясь на завещание Рене II, потребовал герцогство для себя. Генеральные штаты Лотарингии приняли его право, так что Франсуа де Водемон стал 21 ноября 1625 Франсуа II, герцогом Лотарингии. Через 5 дней он отрёкся в пользу сына, который поднялся на трон как Карл IV и оттеснил таким образом свою жену от правления.

Процессы вокруг смены правительства ухудшали отношения между Францией и Лотарингией, так как Людовик XIII не был готов принять образ действий Карла. Кроме того, Карл тайно поддерживал противников кардинала Ришельё и прятал их от французской юстиции. И, наконец, французская политика была направлена на расширение восточных границ королевства до Рейна, что обусловливало приобретение Франш-Конте и Эльзаса, и, естественно, Лотарингии. Теперь Карл IV был в поисках союзников, боролся — после разочарования поддержкой Баварии и Австрии — с ультракатолической политикой своих предшественников, и находил союзниками французских гугенотов, Англию и Савойю. В сентябре 1629 Гастон Орлеанский, брат короля, сбежал в Лотарингию и без согласия Людвига XIII сочетался там браком с Маргаритой, сестрой Карла.

Весной 1631 Густав Адольф, король Швеции, высадился со своим войском в Германии, после чего Карл послал армию в поддержку императора. В июне 1632 Людовик XIII занял Лотарингию, так что Карл был принуждён подписать договор, который он, однако, не исполнял. В сентябре 1633 французские войска снова захватили Лотарингию, что вынудило Карла IV 19 января 1634 отречься в пользу его брата Никола II Франсуа. Карл присоединился к императорским войскам и с небольшим успехом боролся против шведов и позже — против французов.

В 1635 он безуспешно пытался отвоевать герцогство, однако в 1638—1640 одержал, вопреки вялой установке баварских и австрийских союзников, несколько побед — что привело к возобновлению переговоров с Францией, которая по Сен-Жерменскому договору от 2 апреля 1641 вернула ему герцогство под французским протекторатом при условии, чтобы он сторонился союза с Австрией. Действуя далее против Ришельё и покрывая заговор Людовика де Бурбон-Конде, он должен был быть арестован после того, как кардинал принял заговорщиков. В июле 1641 ему удалось спастись бегством. Он снова пошёл на военную службу и в ноябре 1643 участвовал в битве при Тутлингене, в которой он бил французов вместе с Францем фон Мерси и Иоганном фон Вертом.

Вестфальский мир официально подчинил три лотарингских епископства (Туль, Мец, Верден) французской короне. Карл IV здесь не участвовал, а его переговоры с кардиналом Мазарини потерпели неудачу; однако он снова предпринял военные действия и в 1652 даже угрожал Парижу. Тем не менее он потерял все выигранные преимущества, а также доверие, так как вёл переговоры одновременно с Мазарини и с фрондой. Испания считала его причиной неудачи восстания и арестовала 25 января 1654 в Брюсселе, препроводив в Толедский Алькасар. Интервенция и успехи его брата Никола II Франсуа вернули ему 15 октября 1659 свободу, а по Венсенскому договору от 28 февраля 1661 — и герцогство.

Он начал приводить в порядок дороги в Лотарингии и Баре, для чего ужесточил налоги в своих владениях, уже разрушенных Тридцатилетней войной.

За 1 млн. талеров и пожалование принцев его дома во французские принцы крови Карл по договору в Монмартре (1662 год) передал Людовику XIV права на лотарингский престол и обещал распустить свою армию. В 1669 он отказался выполнить предложение Людовика XIV по роспуску армии, и летом 1670 французские войска снова заняли Лотарингию. Карл IV опять должен был бежать и снова поступил на императорскую службу, чтобы бороться против французов. 11 августа 1675 вместе с Георгом Вильгельмом. он победил маршала Франсуа де Креки в битве у моста Концер . Затем он тяжело заболел и 18 сентября умер в Алленбахе при Виршвайлере, между Биркенфельдом и Бернкастелем.

БИТВА НА КОНЦЕРСКОМ МОСТУ.

IPB Image

План сражения.

В битве на Концерском мосту, произошедшем во время Голландской войны 11 августа 1675 года, имперские войска Леопольда I одержали победу над армией Короля- Солнце Людовика XIV. Вместе с ней это была попытка снять осаду с занятого с 1673 года французами Трира. Однако, осада продержалась до 6 сентября 1675 года.
Командующим французской деблокирующей армией был маршал Франсуа де Бонн де Креки. Императорская коалиционная армия состояла из контингентов герцога Карла IV Лотарингского, герцога Георга Вильгельма фон Брауншвейг-Люнебурга и его брата, герцога Эрнеста Августа Брауншвейг-Каленберга. Главнокомандующий всей коалиционной армией был имперский генерал Отто де Гран.
Место битвы проходило на территории между рекой и городом Конц ниже Гранхоха около переправы через реку Саар, перед ее устьем в Мозеле.

Во второй половине XVII века все еще имели место последствия закончившейся подписанием Вестфальского мира 1648 года, Тридцатилетней войны. Во время этой войны очень много земель пострадало от нападений вражеских войск. При этом большинство населения этого региона погибло. Однако, оставшиеся в живых люди не могли спокойно жить. Вновь и вновь наемные войска проходили по землям, все уничтожая. Вестфальский мир значительно преобразовал политическую ситуацию в Германии. Священная Римская Империя окончательно раскололась внутри, существовали около 250 политически значительно самостоятельных, суверенных государственных образований с их князьями, епископами, герцогами, графами и другими регентами. Имперские императоры потеряли реальную власть. Именно в такой ситуации оказался Леопольд I после смерти императора Фердинанда I в 1657 году.
Недостаточно защищенная западная граница Империи привлекала экспансионные интересы Людовика XIV, видевшего в них легкую добычу и ведшего постоянные войны против соседей.
Одной из этих войн была Голландской война с 1672 по 1678 годы, которой он присоединял южные провинции Испанских Нидерландов к Франции. Даже если, на первый взгляд, связь между этой войной и битвой у Концерского моста не прослеживается, все же она вылилась из этого конфликта.
Для подготовки Голландской войны Людовик XIV уже в конце 1671, с согласия Tрирского курфюрста Карла Каспара фон Леена, начал подводить войска и транспорты снабжения на его территорию. Начиная с мая 1672 года, имелась регулярная перевозка войск и транспортов продовольствия на Мозель. Только во время с апреля по август того года было перевезено 200 транспорта снабжения.
Трирский архиепископ, как и курфюрст, относился к значительным князьям этого региона. Он возглавлял основанное в 3-ем веке епископство Трир, которое стал в 6-ом веке архиепископством. С 902 года Tрирские архиепископы также обладали светской властью наряду с церковной. Его сфера влияния охватывала также во второй половине XVII столетия не только Трир, но и земли в нижнем Сааре, дальние регионы Эйфель и Хунсрюк, а также Вестервальд и Таунус. Трир в 1672 году был также столицей курфюршества, однако курфюрст жил в своей резиденции - в замке Филиппсбург.
В марте 1673 года Людовик XIV напал на до тех пор нейтральную Голландию. Затем Великий курфюрст Фридрих Вильгельм фон Бранденбург договорился с немецким императором вместе прийти на помощь Голландии с обьединенной армией в Эйфеле. Однако до этого не дошло, поскольку Трирский курфюрст не согласился пропустить армию через Рейн у Кобленца. Он не хотел этого, так как боялся за свою страну, которая граничила на западе с Францией.
Затем императорские войска продолжали путь из Кобленца правобережьем Рейна, в южном направлении. Людовик XIV понимал, что курфюрст разрешит переход через Рейн императорским войскам, на это уже было тайное соглашение. Однако, курфюрст был убежден, что не нарушает нейтралитет, к тому же он позволял дальнейшую переброску французских войск через его область. Людовик XIV это понимал, тем не менее, выразил неудовольствие, что курфюрст разрешил разместиться нескольким отрядам имперских войск в районе Трира.

После того, как голландцы успешно оборонялись против нападения французов сначала - они открывали шлюзы и затапливали всю страну, Людовик XIV воспринял неудачу как повод начать карательный поход против Трира. В июле 1673 он перебросил двадцатитысячную сильную армию из Голландии и занял, из Люксембурга, большие части Трирской территории. Он поручил полководцам оккупационных войск, чтобы они взыскивали 133.000 ливров как контрибуцию для поддержки его войск от населения. (Сегодня нужная сумма могла бы соответствовать примерно 15 млн. евро).
Жители региона Трира не могли изыскать такое большое количество денег. Трирская церковь Св. Максимина жаловалось на это в сообщении, которое сохраняется в городском архиве в Трире: "Все места в городе забиты военными, мушкетерами и лейб-гвардейцами короля. Нету ни одного кавалериста, у которого не было бы слуги. В некоторых домах размещаются по 6-8 человек со своими слугами. Они портят имущество в помещениях. Всюду слышны жалобы и плач бедных жителей". Французы из органов городского управления и монастырей приобретали необходимые для себя наличные деньги. На основе нагромождающихся жалоб Трирский курфюрст обращался снова и снова с просьбой о помощи к рейхстагу, сначала без успеха.
24 августа 1673 года, французы заняли Трир полностью. Приглашение на переговоры курфюрст отклонил. Это еще больше разозлило Людовика XIV, который позволил обстрелять Трир из пушек. В письме к военному министру он писал: "Я буду делать все что необходимо, чтобы получить Трир". Когда городские стены больше не выдерживали обстрел, 7 сентября 1673 после 14-дневной осады 6.000 французов заняли город, французский губернатор принял над ним управление. Курфюрстские и имперские войска, которые находились в городе, отчалили с судном по Мозелю в направлении Кобленца. Впоследствии, французы превратили город в крепость. Чтобы иметь свободное поле обстрела для обороны от возможного нападения императорских войск, они снесли почти все здания вне городских стен. Это было сделано в конце 1674 года, город стал после этого, в действительности, крепостью, но ее окрестность была полностью опустошена.


Тем временем, крики курфюрста о помощи Триру возымели в Рейхстаге успех. Император вступил с Испанией и Голландией в коалицию против Франции. Ему удалось собрать армию к концу 1673 года и прогнать французов с правобережного Рейна, где они продвинулись вплоть до Майна. Весной 1674 года, армия была усилена отрядами из Майнца, Трира и Курпфальца. В июле, великий курфюрст Бранденбурга также присоединился к коалиции, а 24 мая, Рейхстаг в Регенсбурге объявил Франции войну.

Собралось 3 армии для войны с Францией. Император, для действий в районе Мозеля подтягивал войска к Кельну. Самый большой контингент составляли войска герцога Георга Вильгельма фон Брауншвейг-Люнебурга, из 4.000 пехотинцев, 1.500 рейтар и 14 орудий, более молодой брат Эрнст Август, герцог Брауншвейг-Каленберг и епископ Оснабрюка привели 3.000 пехотинцев и 800 рейтар, а с герцогом Карлом IV Лотарингским пришли 4.000 пеших и 2.500 конных солдат. К ним прибывали также войска из епископства Мюнстер, курфюршерства Трир, а также испанские и австрийские контингенты. В целом имперская армия насчитывала 19.000 пехотинцев и 5.000 кавалеристов. Главное командование номинально было за герцогом Лотарингии, у которого Людовик XIV отобрал земли. Это была значительная армия, которая двинулась 14 июля 1675 года в сторону Трира, чтобы снова отобрать его у французов.
4 августа имперские войска осадили город. Людовик XIV начал переправлять войска в 15.000 человек и 11 орудий, под командой маршала Франсуа де Бонн де Креки, по болотистой почве через Лотарингию на помощь осажденному Триру. Шедшая из Саарской области армия расположилась около Таверна, неподалеку от предстоящего поля сражения. Затем французы продвинулись дальше и заняли так называемую равнину Гранхале. Имперские полководцы были вынуждены ослабить осаду Трира, чтобы ударить с частью войск по французам у Концерского моста. В это же время, часть французских сил при генерале Гранфале в 2.800 человек с 6 пушками, также пересекло Мозель и направлялось в сторону Концерского моста. Немцы, однако, раньше французов заняли и частично разрушили мост. Пионеры начали строить вверх по течению мост из лодок. Еще до этого, генерал Отто де Гран, со своим правым крылом армии императора, пересек в этом месте реку Саар и захватил провиантские фургоны французов. Оттуда он освободил поле Гранхоле, на котором разместил свою штаб-квартиру, благодаря чему имел отличный обзор будущего поля сражения.
С этого началась 11 августа 1675 года, рано утром, большая битва у Концерского моста. Императорская армия пересекла Саар по Концерскому мосту и построенному рядом понтонному. После чего атаковала французов. Однако сражение долго длилось без результата. Однако численное преимущество французов угрожало императорскому войску. Исход дела решил генерал де Гранс, удачно вовремя появившейся в тылу у французов. Современник описал это так: " Императорские войска так сильно напали на французов, что каждый из них думал о бегстве, а не о битве холодным оружием". Императорские войска преследовали французов на расстоянии примерно 50 километров до Сирка в Лотарингии.
После отступления французов глубоко в Лотарингию императорские войска прекратили преследование. Они двинулись к Триру, где снова взялись за осаду.
Французы понесли тяжелые потери: 2000 человек пали, а 1600 попали в плен. Наряду с 80 знаменами и флагами императорские войска захватывали все 11 пушек и 200 возов с продовольственными товарами. Также больше, чем 1000 императорских солдат, расстались там с жизнью.

Французский командующий, маршал де Креки бежал с несколькими офицерами в сторону Саарского замка. Переодевшись в одежду простого рейтара, он смог проникнуть в осажденный Трир и принять под свою команду французский гарнизон. В ходе продолжительной осады де Креки настойчиво отказывался сдавать замок. Однако, редкое событие пришло на помощь осаждающим. Неуступчивость де Креки привела к бунту его войск. Они открыли ворота императорским войскам 6 сентября 1675 года. Они овладели городом и архиепископ Карл Каспар фон дер Леен снова вступил в свою столицу.
Де Креки после взятия города не сдался. Он занял Трирский собор и сопротивлялся с остатками верных ему людей. Есть 2 версии взятия его в плен. Одна версия утверждает, что в результате борьбы он поднялся на колокольню Трирского собора и был взят там в плен брауншвейгским офицером. Согласно другой версии, его захватили возле алтаря вместе с лошадью. Во всяком случае его арестовали и отправили в район Кобленца, в крепость Эренбрайштен. Некоторое время спустя, Трирский курфюрст, вероятно в знак доброй воли к Людовику ХIV, снова его освободил.
Маршал Франсуа де Бонн де Креки появился на 9 лет позже, в 1684 году, и захватил Трир уже во второй раз. Он приказал снести все башни города и бросить их в городской котлован. Таким образом он отомстил за самого себя.

Битва у Концерского моста не имела важного значения в ходе этого конфликта и не ослабила ни одну из воюющих сторон, кроме этого потери, которые войска понесли в сражении, были намного меньше, чем обычно в войнах этого времени. Для французов потеря Трирских земель могла быть, тем не менее, горьким убытком - эта область представляла идеальный исходный пункт для возможных следующих захватов вниз по течению в направлении Кобленца и Рейна и в качестве "ворот к Мозелю", и все же, в 1684 году, французы снова захватили Трир.

IPB Image



--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 28.2.2012, 19:22
Сообщение #47


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image

Джеймс Грэм (англ. James Graham; 25 октября 1612—21 мая 1650), 5-й граф (с 1626 г.) и 1-й маркиз Монтроз (с 1644 г.) — выдающийся шотландский полководец, ковенантер, командующий войсками короля Карла I в период гражданской войны в Шотландии 1644—1646 годов.

Джейм Грэм был сыном Джона Грэма, 4-го графа Монтроза, и Маргариты Рутвен. Получив образование в Сент-Эндрюсском университете в Шотландии, Джеймс отправился во Францию, где поступил в военную академию в Анжере.


7 СРАЖЕНИЙ МАРКИЗА МОНТРОЗА

I. БИТВА ПРИ ТИППЕРМУРЕ (англ. Tippermuir; 1 сентября 1644 г.) — первое сражение в ходе Гражданской войны в Шотландии между войсками шотландских роялистов во главе с Джеймсом Грэмом, 1-м маркизом Монтрозом и армией ковенантеров.


Военные действия перед сражением

В конце августа 1644 г. отряд Монтроза соединился в Атолле с основными силами роялистов в Шотландии — войсками ирландских католиков и шотландских горцев во главе с Аласдером «Макколлой» Макдональдом. Первой крупной целью объединенной армии стал Перт, крупный город у побережья залива Ферт-оф-Тей. Войска Монтроза спустились с возвышенностей Атолла и в нескольких километрах южнее Перта, у местечка Типпермур, встретились с армией ковенантеров, защищавшей подступы к городу.

Положение сторон

Войска роялистов по численности более, чем в три раза уступали армии ковенантеров: под знаменем Монтроза в то время находилось лишь 2000 человек, в то время, как парламентская армия насчитывала около 7000 чел. одной пехоты. Более того, против 700—800 кавалеристов ковенантеров роялисты могли выставить лишь около 150 человек. Однако войска Монтроза были гораздо более опытными: ирландцы с 1641 г. вели войну с протестантами, а среди шотландских горцев военные традиции сохраняли огромное значение. В то же время солдаты ковенантеров практически не имели военного опыта и были плохо обучены.

Монтроз вытянул свои войска в длинную цепь, глубиной всего в три человека, что позволило ему создать фронт, превышающий длину позиций противника. В центре позиций роялистов располагались ирландская пехота Аласдера Макколлы, на правом фланге лучники, а левый фланг возглавлял сам Монтроз. По некоторым сведениям перед битвой Монтроз обратился к своим солдатам, испытывающим острую нехватку оружия, с призывом взять с собой камни, чтобы разбить ими головы первых встреченных солдат ковенантеров и, завладев их мечями, продолжить наступление.

Ход битвы

Сражение началось атакой кавалерии ковенантеров, которая, однако, быстро захлебнулась. Шотландские горцы, обойдя с флангов позиции противника, атаковали мушкетёров Уимса с тыла, в то время как ирландская пехота ударила в центр парламентской армии. Отряду Монтроза удалось смять левый флаг противника, который врезался в задние ряды основных частей ковенантеров, довершив сумятицу и хаос в позициях Уимса. Битва превратилась в кровавую бойню. Кроме 2000 павших солдат ковенантеров было убито много горожан Перта, пришедших посмотреть на предполагаемый разгром роялистов. Потери Монтроза были гораздо менее значительными.
Значение сражения при Типпермуре

Одержав победу Монтроз смог захватить Перт и продолжить наступление в северо-восточной Шотландии. Роялисты страны поверили в военные таланты Монтроза и получили надежду на свержение правления ковенантеров.

II. БИТВА ПРИ ИНВЕРЛОХИ (англ. Battle of Inverlochy) — одно из важнейших сражений, состоявшееся 2 февраля 1645 года в ходе Гражданской войны в Шотландии, в котором войска роялистов во главе с Джеймсом Грэмом, 1-м маркизом Монтрозом наголову разгромили парламентскую армию ковенантеров маркиза Аргайла.

Военные действия перед сражением

Зимой 1644—1645 годов войска маркиза Монтроза находились в Аргайле: под давлением ирландцев и шотландских горцев, составлявших большинство армии роялистов, он был вынужден ограничиться разорением земель клана Кэмпбелл. Лидер Кэмпбеллов — Арчибальд, 1-й маркиз Аргайл, был не только одним из лидеров ковенантеров, но и инициатором изгнания кланов Макдональд и Маклауд из Кинтайра и с Внутренних Гебридских островов. Воспользовавшись временным ослаблением ковенантеров после поражений при Типпермуре и Абердине, горцы Монтроза занялись грабежами земель Кэмпбеллов, не останавливаясь перед убийствами мирных жителей.

Тем временем ковенантеры решили нанести решающий удар по армии роялистов. Из парламентской армии в Англии был отозван профессиональный военный, генерал-майор Уильям Бейли, который занял позиции на подступах к Перту, охраняя восточные склоны Шотландского высокогорья. В северной части страны была сконцентрирована армия графа Сифорта, а с юга наступали отряды маркиза Аргайла.

14 января 1645 года, захватив и разорив крепость Инверари, Монтроз двинулся на север, уходя от преследующей его армии Аргайла. Обойдя с севера Бен-Невис и замок Инверлохи роялисты двинулись вниз по долине Грейт-Глен в направлении Инвернесса. Однако вскоре стало известно, что там расположилась армия Сифорта. Вместо того, чтобы продолжать движение, Монтроз решился на необычайно смелый шаг: он повернул назад и двинулся через практически непроходимые горы навстречу Аргайлу. Проведя ночь на склоне Бен-Невиса, 1 февраля 1645 года войска Монтроза вышли к Инверлохи, где остановилась армия Аргайла.

Положение сторон

Аргайл не ожидал появления всей армии роялистов: он считал, что на подходе лишь небольшой отряд, а основные силы Монтроз увёл на север. Тем не менее, Аргайл не стал участвовать в битве: передав командование одному из своих генералов, Дункану Кэмпбеллу из Охинбрека, он сел на корабль, пришвартованный на берегу фьорда Лох-Линни и покинул поле боя. Охинбрек построил войско перед замком Инверлохи, дополнительно укрепив оборону самого замка двумястами мушкетёрами. В центре ковенантской армии расположились отряды членов клана Кэмпбелл, а на флангах — ополчение с равнинных регионов Шотландии. Значительная часть солдат уже имела опыт военных действий: они сражались с войсками короля Карла I в северной Англии.

Монтроз построил свою армию в длинную линию, глубиной всего в два солдата, стараясь не допустить фланговых атак противника. В центре позиций роялистов были поставлены шотландские горцы, а на флангах — ирландцы, причем правым крылом командовал Аласдер «Макколла» Макдональд.

Ход битвы

Ранним утром 2 февраля 1645 года ирландские отряды Монтроза на обоих флангах бросились в атаку. Одновременно в наступление пошли горцы, расположенные в центре позиций роялистов. Не ожидавшие столь яростной атаки и считавшие, что перед ним лишь небольшой отряд противника, ковенантеры начали отступать к замку. Тем временем в тыл парламентской армии ударила кавалерия роялистов. Генерал Охинбрек тщетно пытался восстановить строй своих солдат и был убит. Разгромленные ковенантеры начали беспорядочное бегство. Гарнизон Инверлохи сдался без попыток к сопротивлению. Потери ковенантеров составили более 1500 чел. убитыми, тогда как Монтроз, по официальным данным роялистов, потерял лишь 8 человек.

Значение сражения при Инверлохи

Победа при Инверлохи позволила Монтрозу привлечь на сторону роялистов значительную часть колеблющихся горных кланов Шотландии. Даже граф Сифорт, глава клана Макензи и командующей северной армией ковенантеров, прекратил боевые действия против Монтроза. Под власть роялистов перешла вся северо-западная Шотландия. Более того, манёвры Монтроза перед битвой и само сражение доказало выдающийся полководческий талант маркиза, что способствовало новым выступлениям роялистов в других частях страны, прежде всего в Абердиншире, где Хантли и клан Гордон, наконец, решили поддержать Монтроза и предложили объединить силы в борьбе с ковенантерами.

С другой стороны, битва при Инверлохи была, во многом, сражением между двумя группировками шотландских кланов: Макдональды — Маклауды против Кэмпбеллов. В этом ее аспекте битва стала одной из длинного ряда междоусобных столкновений горных кланов в борьбе за земли и влияние в западной Шотландии.

III.БИТВА ПРИ ОЛДЕРНЕ (англ. Auldearn; 9 мая 1645 г.) — одно из сражений в ходе Гражданской войны в Шотландии между войсками роялистов во главе с Джеймсом Грэмом, 1-м маркизом Монтрозом и парламентской армией ковенантеров.

Военные действия перед сражением

После победы в битве при Инверлохи армия Монтроза вновь направилась в северо-восточную Шотландию, где соединилась с отрядами маркиза Хантли. Впервые Монтроз стал располагать достаточно значительным контингентом кавалерии, что позволило роялистам начать более активные действия в равнинных регионах Шотландии. В начале апреля 1645 г. Монтроз захватил Данди и разорил прилегающую к городу территорию. Однако навстречу ему с юга двинулась главная армия ковенантеров во главе с Уильямом Бейли. Это вынудило роялистов вновь отступить в горы. Бейли разделил свои войска на две части и одну из них, под командованием полковника Джона Урри, послал преследовать отходящего Монтроза. В начале мая 1645 г. роялисты были оттеснены к побережью Морейского залива, в территорию, мало известную Монтрозу и его шотландским горцам. У деревушки Олдерн, к югу от Нерна, полковник Урри попытался захватить роялистов врасплох, однако шум от прочищаемых солдатами ковенантеров мушкетов насторожил Монтроза и он сумел подготовиться к обороне.

Положение сторон

Войска ковенантеров примерно в два раза превосходили по численности армию Монтроза: против 1750 человек шотландских горцев и ирландцев у роялистов, полковник Урри располагал 3500 солдат. Монтроз разместил около 500 человек из отряда Аласдера «Макколлы» Макдональда (в основном, ирландцы и члены клана Гордон) на небольшом холме к северо-востоку от Олдерна. Эта группа получила королевский штандарт, чтобы ковенантеры приняли её за главные силы, тогда как основную часть своей армии, включая и кавалеристов Хантли, Монтроз оставил в укрытии.

Ход битвы

Ковенантеры начали атаку вверх по склону холма на отряд Макколлы. Ирландцы удерживали оборону, предпринимая постоянные короткие вылазки на наступающих. Постепенно ирландцы стали отступать перед превосходящими силами противника. В этот момент Монтроз отдал приказ кавалерии Гордонов атаковать правый фланг ковенантеров. Роялисты врезались в построения противника и смяли конницу капитана Драммонда, который, выбрав неправильное направление движения, оказался в гуще собственной пехоты. Одновременно в атаку пошли основные силы Монтроза, а ирландцы Макколлы, перегруппировавшись, ударили в центр ковенантеров. Победа была полной, около 1500 солдат парламентской армии осталось на поле боя.

Возвратившись с остатками своего войска в Инвернесс, полковник Урри расстрелял Драммонда, отдавшего роковой приказ своей кавалерии, а затем отступил на юго-восток, на соединение с основной парламентской армией Уильяма Бейли.

Значение сражения при Олдерне

Победа при Олдерне укрепила позиции роялистов в Шотландии и продемонстрировала важность совместных действий шотландских горцев и кавалерии Гордонов.


IV. БИТВА ПРИ АЛФОРДЕ (англ. Battle of Alford; 2 июля 1645 г.) — одно из сражений в ходе Гражданской войны в Шотландии между войсками роялистов во главе с Джеймсом Грэмом, 1-м маркизом Монтрозом, и парламентской армией ковенантеров генерала Уильяма Бейли.

Военные действия перед сражением

После разгрома ковенантских войск в битве при Олдерне армия Монтроза вновь направилась в Абердиншир, собирая по дороге новые подкрепления из членов клана Гордон и местных роялистов. Навстречу ему двинулась основная армия парламента Шотландии во главе с генерал-майором Уильямом Бейли, который хотел воспрепятствовать роялистам вновь овладеть Абердином, важнейшим центром северо-восточной Шотландии. Извещенный о движениях ковенантеров, Монтроз занял выгодную позицию на холме недалеко от Алфорда, на берегу реки Дон.

Положение сторон

Обе армии были примерно равны по численности, лишь в кавалерии Бейли имел преимущество перед Монтрозом. Однако большим недостатком армии ковенантеров была неопределенность в командовании: помимо генерал-майора Уильяма Бейли в состав руководства армии входил специальный комитет парламента Шотландии, состоявший из лидеров ковенантского движения: маркиза Аргайла, графа Линдси, графа Уимса, лорда Берлея и других. Кроме того в стане ковенантеров было множество пресвитерианских священников, которые должны были обеспечить благосклонность Бога к «священному войску» истинной веры.

Ход битвы

Уильям Бейли не желал форсировать Дон ввиду у расположившихся на холме солдат Монтроза, однако члены парламентского комитета настояли именно на таком плане сражения. Первой переправилась кавалерия ковенантеров, а когда на берег начали выходить первые отряды пехоты, Монтроз отдал приказ об атаке. Одновременный удар конницы Гордонов и пехоты роялистов быстро смял расстроенные позиции противника. Отступление ковенантеров из-за необходимости форсирования реки под непрекращающими атаками Монтроза превратилось в кровавую бойню. Три четверти пехоты ковенантеров было уничтожено, лишь немногим кавалеристам удалось спастись бегством. Бейли, Аргайл и другие руководители парламентской армии смогли уйти от преследования, однако разгром был полным. Монтроз потерял лишь несколько сотен солдат, но среди павших оказался лорд Гордон, сын маркиза Хантли и командир кавалерии роялистов.

Значение сражения при Алфорде

Победа при Алфорде открыла перед роялистами путь в центральную Шотландию и оживила надежды на свержение правления ковенантеров. Однако на фоне поражений английских роялистов от войск Оливера Кромвеля (спустя всего две недели после битвы армия Карла I будет наголову разгромлена при Несби) этот успех не смог сыграть значительной роли.

V. БИТВА ПРИ КИЛСИТЕ (англ. Kilsyth; 15 августа 1645 г.) — крупнейшая победа армии роялистов, возглавляемой Джеймсом Грэмом, 1-м маркизом Монтрозом, над войсками парламента в ходе Гражданской войны в Шотландии.

Военные действия перед сражением

Победа при Алфорде дала возможность роялистам Монтроза набрать значительное количество ополченцев в северо-восточной Шотландии. В результате их армия достигла численности более, чем 4 тысячи человек. Однако ковенантеры также усиленно наращивали военную мощь: были рекрутированы дополнительные подразделения, получены подкрепления из Англии, все разрозненные отряды объединены в единую армию под началом генерала Уильяма Бейли. Это позволило довести размер парламентских войск почти до 7 тысяч человек. В дополнение к этим силам граф Ланарк набрал в Клайдсайде еще одну армию численности около 1000 человек пехоты и 500 человек кавалерии. В начале августа 1645 г. Ланарк двинулся на соединение с основными силами ковенантеров, расквартированными в районе Перта. Монтроз не мог допустить объединения этих армий, поэтому он начал наступление в центральную Шотландию наперерез движению Ланарка.

У роялистов была ещё одна причина наступать на юг: 14 июня 1645 г. главная армия короля Карла I была наголову разбита войсками английского парламента в битве при Незби. Положение роялистов в Англии стало угрожающим, Монтрозу было необходимо немедленно идти на подкрепление короля, чтобы избежать катастрофы.

Положение сторон

Армия Монтроза выступила из Данкельда, обошла позиции Уильяма Бейли в Перте и через Кинросс и Аллоа вышла к Форту в районе Стерлинга. Переправившись через Форт роялисты встали лагерем на лугу у деревни Килсит. Бейли, узнав о движении Монтроза на юг, немедленно двинулся ему вслед, опасаясь, что роялистам удастся разбить отряды Ланарка ещё до их соединения с основной армией. К вечеру 14 августа войска ковенантеров подошли к позициям Монтроза и заняли возвышенность неподалеку от лагеря роялистов.

Генерал Бейли прекрасно осознавал выгоды своего положения: ковенантеры могли ударить в тыл Монтроза, если он атакует подходящий отряд Ланарка, в то же время в случае атаки роялистами основной армии, Ланарк сможет прийти на помощь. Поэтому генерал решил дать отдых своим солдатам, совершившим утомительный переход из Перта в Стерлинг. Однако помимо Бейли в армии ковенантеров существовал специальный комитет представителей шотландского парламента (маркиз Аргайл, граф Линдси и другие). Члены комитета, опасаясь, что Монтроз попытается избежать боя и отступит на север, приказали солдатам начать фланговый обход позиций роялистов, чтобы занять высоты, преграждающие Монтрозу путь на север.

Ход битвы

Фланговый обход в непосредственной близости от позиций роялистов был катастрофической ошибкой командования ковенантеров. Этим немедленно воспользовался Монтроз: кавалерия Гордонов атаковала авангардные части колонны ковенантеров, а шотландские горцы ударили в центр позиций противника. Движение парламентской армии было остановлено. В то же время резервные части ирландцев и шотландских роялистов врезались в уже расстроенные части ковенантеров. Парламентская армия была полностью разбита, почти три четверти её солдат и офицеров были убиты.

Значение сражения при Килсите

Генерал Уильям Бейли, маркиз Аргайл и другие лидеры ковенантеров бежали в Берик. Ланарк, узнав о поражении, распустил свои войска и также ушёл в Англию. В Шотландии не осталось ни одной армии ковенантеров. Монтроз стал реальным повелителем страны. Войска роялистов триумфально вступили в Глазго, где Монтроз в качестве наместника короля Карла I объявил о созыве 20 сентября 1645 г. парламента Шотландии. Казалось, правление ковенантеров будет свергнуто. Однако власть Монтроза в стране была иллюзорной: английские роялисты к этому времени были полностью разбиты, парламентская армия Оливера Кромвеля находилась на пике своей мощи, и в самой Шотландии Монтроз не имел сил удержать в повиновении сколь-либо значительные территории.

VI. БИТВА ПРИ ФИЛИПХОУ (англ. Philiphaugh; 13 сентября 1645 г.) — решающее сражение Гражданской войны в Шотландии. Победа армии парламента во главе с Дэвидом Лесли над войсками шотландских роялистов Джеймса Грэма, 1-го маркиза Монтроза обеспечила торжество ковенантского движения и способствовала окончательному краху роялистов в Английской революции XVII века.

Военные действия перед сражением

Год, предшествующий сражению при Филипхоу, прошёл в Шотландии под знамёнами победоносной армии Монтроза, которая в нескольких битвах нанесла сокрушительное поражение ковенантерам и практически восстановила власть короля Карла I. Последняя армия шотландского парламента была разбита роялистами 15 августа 1645 г. в битве при Килсите, и страна оказалась во власти маркиза Монтроза.

Однако после вступления Монтроза в Глазго и объявления о созыве нового парламента Шотландии, в стане роялистов произошёл раскол. Ядро армии Монтроза составляли ирландцы и шотландские горцы под руководством Аласдера Макдональда. Именно они обеспечивали победы войскам роялистов на всем протяжении кампании. Однако истинной целью горцев была борьба не с ковенантерами, а с конкурирующими кланами, прежде всего с кланом Кэмпбелл. Разочарованные запретом Монтроза разграбить город Глазго, не получившие оплаты за свою службу, а также не желающие отправляться в поход в Южную Шотландию и, далее, в Англию, ирландско-шотландские отряды Аласдера Макдональда покинули Монтроза и двинулись в Кинтайр продолжать грабить земли Кэмпбеллов.

Кроме того, значительная часть кавалерии также покинула армию Монтроза. Кавалерия роялистам была предоставлена кланом Гордон и его лидером Джорджем Гордоном, 2-м маркизом Хантли. Однако Хантли не испытывал особых симпатий к Монтрозу: он был недоволен своим подчинением более младшему по возрасту и более низкому по титулу командиру, который, помимо всего прочего, в период Епископских войн разбил и арестовал Хантли. Поэтому, когда Монтроз назначил командиром кавалерии роялистов графа Кроуфорда, Гордоны вместе со своей конницей покинули армию и вернулись в Абердиншир.

Несмотря на значительное ослабление своих сил после ухода Макдональда и Гордонов, Монтроз был вынужден продолжить наступление в южные регионы страны. Положение короля Карла I в Англии было угрожающим: английские роялисты были разбиты на всех фронтах и, чтобы избежать полного краха, требовался немедленный приток новых солдат. Армия Монтроза, насчитывавшая чуть более 600 человек, была вынуждена направиться в область шотландского приграничья, чтобы попытаться там набрать дополнительных рекрутов и продолжить движение в Англию. Однако, прибыв в район Келсо, Монтроз осознал, что жители приграничья оставались враждебными королю и отказывались участвовать в его армии.

Тем временем граф Ливен, главнокомандующий шотландской армией на службе у английского парламента, отправил в Шотландию для борьбы с роялистами всю имеющуюся у него кавалерию под началом генерал-лейтенанта Дэвида Лесли. Собрав по дороге шотландские гарнизоны Ньюкасла и Берика, 6 сентября Дэвид Лесли вступил на территорию Шотландии, имея около 5000 человек кавалерии (включая драгун) и 1000 человек пехоты.

Положение сторон

Монтроз разместил свою кавалерию в городе Селкерк, а пехоту — в небольшой деревне Филипхоу в нескольких километрах от него. Войска Дэвида Лесли подошли практически вплотную, к городку Мелроуз, не замеченные роялистами. Лесли разделил свою кавалерию на два отряда, желая захватить в кольцо пехоту Монтроза.

Ход битвы

Ранним утром 13 сентября 1645 г. под прикрытием тумана кавалерия ковенантеров атаковала стоящую лагерем пехоту роялистов. К моменту прибытия из Селкерка самого Монтроза ирландские солдаты были уже полностью разбиты, все его попытки восстановить строй оказались безуспешными. Сопротивление перед подавшляющим превосходством противника было бесполезным. Монтроз, поддавшись убеждениям своих сподвижников, что без него дело короля в Шотландии будет проиграно, с остатками кавалерии покинул поле боя и бежал в Стерлинг. Солдаты маркиза сдались на милость ковенантеров.

Несмотря на обещание амнистии для пленных, ковенантеры, по наущению находящихся в армии пресвитерианских священников, убили не только сдавшихся солдат, но и всех сопровождавших армию роялистов лиц, включая женщин и детей. Так они мстили за злодеяния, совершенные шотландскими горцами в Абердине и Аргайле в начале войны.

Значение сражения при Филипхоу

Несмотря на то, что армия Монтроза потерпела только одно поражение, оно оказалось решающим. Влияние роялистов в Шотландии было быстро сведено на нет, власть парламента восстановлена. Стычки между роялистами и ковенантерами продолжались еще на протяжении полугода, однако именно битва при Филипхоу окончательно определила победу ковенантеров в гражданской войне в Шотландии. Сражение имело также большое значение для развития Английской революции: разгром Монтроза лишил короля Карла I последнего шанса на продолжение сопротивления английскому парламенту. В мае 1646 г. король сдался в плен.

VII.БИТВА ПРИ КАРБИСДЕЙЛЕ (англ. Carbisdale; 26 апреля 1650 г.) — последнее сражение между роялистами и ковенантерами в период Гражданской войны в Шотландии. Поражение роялистов в битве при Карбисдейле заставило короля Карла II принять условия ковенантеров.

Военные действия перед сражением

В марте 1650 на Оркнейских островах высадилась небольшая армия роялистов, состоявшая, в основном из немецких и датских наёмных солдат. Во главе неё стоял Джеймс Грэм, 1-й маркиз Монтроз, выдающийся шотландский полководец, одержавший целый ряд триумфальных побед в период гражданской войны 1644—1646 гг. Целью Монтроза было поднять новое восстание горных кланов северной и западной Шотландии, чтобы, если и не свергнуть правление ковенантеров, то хотя бы обеспечить безусловное признание королём Шотландии Карла II, сына казнённого в начале 1649 г. Карла I. В Шотландии в это время у власти находились представители радикального крыла ковенантского движения во главе с маркизом Аргайлом, которые требовали от короля принятия им клятвы на верность «Ковенанту» и утверждения пресвитерианских преобразований в стране.

Вскоре после высадки на Оркнейских островах Монтроз переправился в Росс. К его войскам присоединилось некоторое количество солдат с Оркнеев, планировалось также, что не сторону роялистов встанут кланы Макензи, Манро и Росс, чьи земли находились в северной части страны. 21 апреля Монтроз разбил лагерь у местечка Груйдс в восточном Россе, ожидая подхода отрядов кланов Манро и Росс. Однако горцы не спешили присоединяться к роялистам. Монтроз медленно двинулся по узкой долине Клайдсдейл.

В то же время правительство Аргайла решило как можно скорее покончить с Монтрозом, опасаясь, что горцы начнуть переходить на сторону роялистов. На север была направлена армия парламента Шотландии под командованием Дэвида Лесли, одного из лучших полководцев ковенантеров. По пути к ней присоединились отряды горцев из клана Сазерленд, а также кланов Манро и Росс, на чью помощь рассчитывал сам Монтроз.

Положение сторон

Роялисты разбили свой лагерь в долине Карбисдейл примерно в трёх милях от армии ковенантеров. Силы сторон были примерно равны: обе армии насчитывали по 1000 — 1200 человек пехоты и 200—300 всадников.

Ход битвы

Узнав о приближении противника и желая выяснить численность его сил, Монтроз направил на разведку небольшой кавалерийский отряд. Всадники роялистов, обнаружив неприятеля, были вынуждены вступить в сражение. Численное превосходство кавалерии ковенантеров позволило быстро смять кавалерийский отряд Монтроза и, не теряя времени, обрушиться на датско-немецкую пехоту роялистов. Наёмники отступили в находящийся неподалеку лес, где были атакованы горцами кланов Манро и Росс. Бой в лесу продолжался около двух часов. Роялисты понесли тяжелые потери и бежали с поля битвы. Как и во время гражданской войны 1644—1646 г. с окончанием сражения кровопролитие не закончилось: горцы продолжали добивать бежавших немцев и датчан еще несколько дней. Более 450 солдат роялистов было убито, более 400 взято ковенантерами в плен. Потери парламентской армии были незначительными.

Монтроз был несколько раз ранен и потерял лошадь. Но ему удалось скрыться, незамеченным для ковенантеров, на лошади, которую уступил один из молодых офицеров. Монтроз долгое время скрывался в горах, однако был вынужден сдаться на милость клана Маклеод. Горцы передали его в руки ковенантеров, Монтроз был доставлен в Эдинбург и там 20 мая 1651 г. повешен.

Значение сражения при Карбисдейле

Поражение при Карбисдейле лишило роялистов надежды на восстановление своей власти в Шотландии. Король Карл II был вынужден принять условия ковенантеров (Бредское соглашение) и присягнул на верность Ковенанту и «Торжественной лиги». Это позволило ему вернуться из эмиграции в Шотландию и короноваться в Скуне шотландским королём.

Существует также мнение, что Карл II послал Монтроза в эту заведомо безнадежную экспедицию с целью избавиться от наиболее пламенных роялистов, чтобы, не теряя лица, согласиться на требования ковенантеров, принятие которых обеспечивало ему корону Шотландии.

IPB Image


Вскоре Монтроз был пленён, доставлен в Эдинбург и приговорен к смерти парламентом Шотландии.

21 мая 1650 г. Джеймс Грэм был повешен. До самой своей смерти Монтроз оставался сторонником «Национального ковенанта» и противником епископата и королевского абсолютизма. Лишь радикализация шотландской революции толкнула маркиза в стан роялистов. Об этом он и заявил в своём последнем слове.

Похоронен: Собор Святого Жиля, Эдинбург

IPB Image


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 20.5.2012, 11:12
Сообщение #48


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image

Портрет: Sir Edward Osborne, 1st Bart. of Kiveton (1596-1647)

Художник: Cornelius Johnson (1593-1661)

Здесь в разрешении.


Этот портрет периода гражданской войны офицера роялистов сэра Эдварда Осборна из Киветона (1596-1647) источает впечатление меланхолии, это точно отражает не только распространенное настроение во время одного из самых бурных периодов в английской истории, но также и серию личных трагедий, которые случились с портретируемым.

Сэр Эдвард был крещен 12 декабря 1596, был единственным сыном сэра Хюетта Осборна (1566-99) и его жены, Джоис. В возрасте 3 лет он унаследовал родовые имения в Йоркшире и Эссексе, и стал Баронетом 13 июля 1620. Он был членом парламента от Восточного Ретфорда, 1628-1629. Лояльным сторонником Чарльза I, во время гражданской войны Осборн был Вице-президентом Совета на Севере и представлял Йорк в Коротком Парламенте. Как командующий Роялистов и специальный уполномоченный, он помог поставками армии Герцога Ньюкасла, которая вторглась в Йоркшир в ноябре 1642. Он также оставил графство для Короля победой при Адуолтон-Муре в 1643 до последующего поражения Роялистов в сражении при Марстон - Муре в июле 1644. В 1645 на него наложили штраф в 649£, и его состояния были конфискованы. Он умер тремя годами позже 9 сентября 1647.

Сэр Эдвард женился в первые 13 октября 1618, на Маргарет, старшей дочери Томаса Белэзиза, 1-ого виконта Фауконберга и у нее был сын, Эдвард, который был трагически убит в юности падением дымоходов в доме его отца. К сожалению Маргарет умерла в 1624 и Эдвард, женатый, во второй раз на Энн, дочери Томаса Уолмесли из Dunkenhalgh, Ланкашир., вдове Уильяма Миддлтона Личфилда, Стаффордшир, с которой у него было два сына.

При Реставрации его старший выживший сын, Томас, должен был унаследовать состояние менее чем 1,200£ в год, обремененный долгами приблизительно 10,000£. У него должна была быть успешная карьера как у государственного деятеля, будучи казначеем лорда Хая (1673-9) и Председателем совета лордов (1689-95).
Он стал Рыцарем Подвязки в 1674 и был Герцогом Лидса в 1694.


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 20.6.2012, 21:06
Сообщение #49


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image


Томас Ферфакс, 3-й лорд Ферфакс и Камерона (англ. Thomas Fairfax, 3rd Lord Fairfax of Cameron; 17 января 1612 — 12 ноября 1671) — лорд, английский политический деятель. Главнокомандующий парламентской армии в ходе Английской революции.

Учился в Кембридже, потом служил охотником в войсках Голландии; по возвращении на родину примкнул к оппозиции, протестовавшей против самовластия Карла I.

Его отец, лорд Фердинанд Ферфакс, усердно защищал дело парламента в Йоркшире; сын пошел рука об руку с отцом и превзошел его славу. Не будучи гениальным полководцем, он умел внушить доверие к себе и веру в свой авторитет; серьёзный и сдержанный на совещаниях, он был пылок и храбр в бою; проникнутый гордым чувством собственного достоинства, умел смягчить его тактом светского и образованного человека.

Положение обоих Ферфаксов на севере было сначала очень тяжелое ввиду ничтожества сил, которыми они располагали; но вскоре к ним на помощь пришел Оливер Кромвель и остановил дальнейшие успехи роялистов. Назначенный начальником кавалерии в войске парламента, Ферфакс вместе с отцом разбил роялистов при Сельби, соединился (20 апреля 1644 года) при Тодчестере с шотландским войском и принял участие в осаде Йорка.

В битве при Марстонмуре он командовал правым крылом, но его атаки были отбиты роялистами, и только искусству Кромвеля парламент был обязан победой.

Ввиду вредных последствий раздробления сил Кромвель добился назначения одного главнокомандующего над всеми парламентскими войсками. На эту должность был призван Ферфакс (28 января 1645 года), а второе место в армии — пост начальника всей кавалерии — вопреки желанию пресвитериан было отдано Кромвелю, который сделался душой военных операций, оказывая сильное влияние на Ферфакса.

Чтобы удалить королевские войска с юга, Ферфакс и Кромвель обложили Оксфорд, где находился принц Йоркский; Карл I двинулся на помощь стесненному городу и принужден был принять бой возле селения Нэзби. Когда принц Руперт налетел на Айртона, командовавшего войсками левого крыла парламентской армии, смял его конницу, сбил пехоту с высот, которые она занимала, Ферфакс забыл свою роль главнокомандующего и бросился в самую густую свалку, не обращая внимания на то, что сабельный удар сбил у него шлем с головы. Появление Кромвеля и его военный талант поправили дело; Карл I был разбит наголову (14 июня 1645 года) и бежал, преследуемый по пятам парламентским войском.

Тайная переписка Карла попала в руки Ферфакса и была им передана в нижнюю палату как доказательство двуличности и вероломства короля. Вскоре вся Англии была в руках Ферфакса; парламент выразил ему свою благодарность.

Когда рознь между пресвитерианами и индепендентами, героями войны, перешла в открытую вражду, офицеры армии с Ферфаксом во главе высказались против пресвитериан; но во всем дальнейшем Ферфакс не выступал на первый план, а скорее действовал под давлением армии, которая в свою очередь находилась под сильным влиянием Кромвеля и прямо обращалась в парламент с требованиями свободы и равенства в делах религиозных. Когда пресвитериане парламента готовы были принять самые решительные меры против строптивой армии, Ферфакс двинулся к столице; народ ворвался в парламент, требуя укрощения армии насильственными мерами; спикер и многие члены парламента из страха перед толпой бежали под охрану армии. Ферфакс занял Лондон и стал распоряжаться там, как хозяин: отменил последние постановления парламента, реорганизовал городскую милицию и т. п. (август 1647 года).

К пленному королю Ферфакс относился с величайшим почтением. В 1648 году он вступил в палату лордов. Победа армии вызвала реакцию: роялисты подняли восстание во всех концах Англии и Уэльса, причем пресвитериане шли с ними рука об руку. Усмирив восстание в Кенте, Ферфакс два месяца осаждал Кольчестер, пока голодом не принудил его к сдаче.

Борьба шла удачно для индепендентов на суше и на море, но она возбудила в солдатах глубокое озлобление против короля; они требовали суда над королем за измену, за кровопролитие междоусобной войны и за все то горе, которое он причинил народу. Ферфакс не сочувствовал этому движению, но остановить его не мог; под его председательством собрался в главной квартире в Сент-Олбансе «великий совет» офицеров армии, представивший парламенту ремонстранцию, которая в сущности была апелляцией войска к народу (16 ноября 1648 года). Роспуск парламента, преобразование избирательного права, передача верховной власти «представителю народа», отмена наследственной монархии, свобода совести в делах веры — таковы были главные требования войска, захватившего в свои руки короля. Дальнейшему исполнению желаний войска мешали пресвитериане, члены нижней палаты;

Ферфакс занял парламент войсками, арестовал 41 члена парламента из пресвитериан, других выгнал; полусотне членов из самых ярых индепендентов были представлены «предложения и желания лорда Ферфакса и совета офицеров», чтобы получить одобрение парламента и тем придать вид законности вопиющему насилию. Последним шагом торжествующей индепендентской армии было осуждение короля и его казнь, но Ферфакс не участвовал в этом деле: когда собрался чрезвычайный трибунал для суда над королем, Ферфакс не явился на заседание; во время переклички судей при произнесении его имени его жена (пресвитерианка), сидевшая на одной из галерей, громко заявила протест против суда, говоря, что ее муж слишком честен, чтобы присутствовать здесь. Это не помешало ему, однако, принять из рук Кромвеля назначение в государственный совет (февраль 1649 года) и команду над войсками в Англии и Ирландии.

Когда в разных частях Англии начались волнения, Ферфакс разбил левеллеров при Бёрфорде и усмирил восстание в Гэмпшире, но когда шотландцы объявили себя за Карла II, он отказался идти против них (1650); этим воспользовался Кромвель, чтобы отделаться от него, и сам занял место главнокомандующего.

Ферфакс удалился в свое имение в Йоркшире и занялся сельским хозяйством. В 1654 году он вступил в первый парламент Кромвеля и заседал в церковной комиссии, где не скрывал своих пресвитерианских симпатий.

После смерти Кромвеля Ферфакс собрал вокруг себя монархистов своего графства и 1200 ирландских солдат, поднял знамя Карла II и занял Йорк (1659 год). Графство Йоркское избрало его своим представителем в парламент, который отправил депутацию к Карлу II с приглашением занять отцовский престол (1660 год); в этой депутации видным и деятельным членом был Ферфакс.

Когда Карл II вернулся в Англию и созвал парламент, Ферфакс был выбран в палату общин и заседал в ней до ее распуска. Умер в своем имении 12 февраля 1671 года.

Ферфакс интересовался поэзией, занимался литературой и писал мемуары, изданные в Лондоне в 1699 году.
IPB Image См. в галерее форума
Колет сэра Томаса Фэрфакса.
Именно в этом колете, сер Томас Фэрфакс сражался в битве при Мэйдстоне в 1648 году.

P.S.
'Драгоценный камень Фэрфакса',
Парламент наградил Фэрфакса за его победу в битве при Нейзби и теперь он находится в коллекции Национального треста в Зале Seaton Delaval. Оригинальные часы, которые инкрустрированы в стиле того времени и выложены драгоценными камнями и золотом. Являются прекрасным примером ДПИ (декоративно-прикладного искусства) ХVII века smile.gif

IPB Image См. в галерее форума

IPB Image См. в галерее форума

IPB Image См. в галерее форума


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 20.7.2012, 22:24
Сообщение #50


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image

Кристиан Брауншвейг-Вольфенбюттельский, младший (нем. Christian von Braunschweig-Wolfenbüttel; 20 сентября 1599, Гронинген — 16 июня 1626, Вольфенбюттель) — принц Брауншвейг-Вольфенбюттель, епископ Гальберштадтский, немецкий протестантский военачальник времён Тридцатилетней войны, во время которой он заслужил репутацию авантюриста и опасного фанатика.



ЖИЗНЬ

Кристиан родился в Гронингене (современные Нидерланды), он был третьим сыном Генриха Юлиуса герцога Брауншвейг-Вольфенбюттеля. После смерти отца он воспитывался его дядей королём Дании Кристианом IV, а потом поступил в университет в Хелмштедте. После смерти своего брата Рудольфа, епископа Гальберштадтского он в 1616 году был избран его преемником. Это назначение предоставило ему необходимые финансы для начала военной деятельности.

В 1621 году Кристиан вступил в армию Морица Оранского и сражался в Нидерландах против испанцев.

Позднее он набрал свою собственную армию и примкнул к Фридриху V курфюрсту пфальцскому. Он провёл провёл три значимые битвы: Битва при Хехсте (1622), битва при Флерюсе (1622), и наконец битва при Штадтлоне (1623). Христиан прославился набегами и грабежами, а его армию современники считали одичавшей толпой.
Кампания 1622—1623 годов

В 1621 году Христиан был одним из немногих, оставшихся верными Фридриху V, который всего год назад был смещён с чешского трона после катастрофы в битве на Белой горе. Фридрих оставался лидером протестантского сопротивления. Что заставляло Христиана так действовать не известно, но одна из возможных причин — это публично объявленная рыцарская любовь к даме (жене Фридриха V). Известно, что он носил её перчатку у себя на шлеме.

IPB Image


В конце 1621 года он набрал армию в 10 000 человек, с которыми зазимовал в Вестфалии. Здесь он занялся грабежом католических храмов Мюнстерского и Падерборнского епископств. Священные сосуды, серебряные статуи апостолов и святых Христиан велел сплавить и перечеканить в монету, на которой была выбита надпись «Gottes Freund, der Pfaffen Feind» (февраль 1622 года)

Кристиан начал военные действия в 1622 году, когда Мансфельд начал собирать силы и предложил объединить армии, особенно после поражения его союзника Георга Фридриха маркграфа Баденского, который был наголову разбит в битве при Вимпфене. Кристиан двинулся на соединение, но был застигнут и принужден к бою около Хёхста. Хотя сражение считается католической победой, Кристиану удалось привести на соединение с Мансфельдом значительную часть армии.

Объединённая армия двинулась в Эльзас оставив Пфальц и его столицу Гейдельберг беззащитными перед силами графа Тилли. Гейдельберг пал в сентябре 1622 года, что фактически вывело Фридриха V из войны.

После грабежей и в Эльзасе Христиан и Мансфельд направились в Лотарингию, однако они получили новости об осаде испанцами важной протестантской крепости Берген-оп-Зоом. Мансфельд и Христиан двинулись на помощь, но были блокированы при Флерюсе. В битве 29 августа 1622 года Христиан показал свою хорошо известную храбрость и упорство, возглавив четыре неудачных кавалерийских атаки на испанские линии. Несмотря на это в пятой атаке ему удалось прорвать заслон испанцев, и спасти Берген, это стоило ему почти всей пехоты и левой руки. Христиан велел сообщить об этом Спиноле с добавлением, что у него осталась другая рука — для мщения. Он велел отчеканить монеты с надписью «altera restat», то есть остается другая (рука). После этой победы он расположился на зимовку в Испанских Нидерландах.

На весну 1623 года Христиан, Мансфельд, Габор Бетлен и граф Турн составили план захвата Чехии, чтобы дать протестантстскому движению новую жизнь. Однако план был сорван в самом начале. Граф Тилли двинул войска в Нижнюю Саксонию, а Мансфельд сообщил об отсутствии денег для поддержания наёмной армии. Христиан оказался один на один с количественно и качественно превосходящей его армией Тилли. Он начал отступать и маневрировать. Достигнув границы возле Штадтлона, Христиан принял бой, который проиграл. В битве при Штадтлоне 6 августа 1623 года он потерял почти всю свою армию, из 15 000 солдат осталось лишь 2000.


ПОРАЖЕНИЕ И СМЕРТЬ.

Поражение Христиана обозначило конец чешско-пфальцского периода Тридцатилетней войны. Через три дня после Штадтлона Фридрих V подписал перемирие с Фердинандом II.

После небольшого затишья в 1625 году Дания, Соединённые провинции и Англия вступили в войну. Мансфельд и Христиан снова оказались востребованы. Христиан с новой армией двинулся в район Рейна, однако узнав о приближении Тилли начал отступать и перешёл к партизанским действиям, в которых имел некоторый успех. Вскоре Христиан тяжело заболел и умер в Вольфенбюттеле 16 июня 1626 года.

P.S. Христиан оставил нам интересные записки, из которых мы узнаем, что в битве при Белой горе в 1620 году, командуя кирасирским полком, Христиан, (не смотря на то что он на портретах обычно изображен в полных латах) оде ла себя лишь кирасу, а на голову шляпу вместо закрытого кирасирского шлема. Из-за чего несколько раз получал ранения в ходе боя.

IPB Image





--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 11.8.2012, 19:51
Сообщение #51


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image

Владислав Доминик Заславский-Острожский (*1616, Заслав — † 5 апреля 1656, Старе Село ) — князь Владислав Доминик на Остроге Заславський граф на Тарнове герба Баклай, 2-й Острожский ординат (1621 - 1656), коронный конюший (с 1636), луцкий староста (1639 - 1656), сандомирский воевода (1645 - 1649), краковский воевода (1649 - 1656).

Унаследовав от деда, Януша Острожского, острожскую ординацию, Владислав-Доминик стал богатейшим землевладельцем Речи Посполитой, уступая в этом отношении только Станиславу Любомирскому. Своей резиденцией он избрал изрядно перестроенный после казацких набегов Старосельский замок, изначально призванный защищать подступы ко Львову со стороны Берладского шляха.

Источник XVIII века рассказывает, как князь решил посоревноваться за руку дочери великого коронного канцлера Томаша Замойского, Гризельди с Яремой Вишневецким которого мы все помним по фильму "Огнем и мечом". Вишневецкий так вспоминал ту оказию:
"Чуть ли не побились несколько раз (...) Князь Острозький из вида был красив, молод, белолицый но хрупкий, на первый взгляд нездалий, чернявенький, ростом курдупель (...) состоянием ладный, дородный, склонный к полноте. Князь наговаривал женщин и паний, чтобы меня хаяли, а его восхваляли"

Владислав Доминик имел в распоряжении достаточно большую надворную гвардию. Так в походе 1646 года против татар принимал участие отряд князя численностью 800 всадников, а в операциях под Дубном против повстанческих войск Богдана Хмельницкого в 1649 году, действовали 12 княжеских хоругвей, то есть около. 1200 воинов. В 1640-х годах Владислав Доминик посылал для охраны костянтиновских ярмарок, хоругвь наемной пехоты. Надворная гвардия князя на 2/3 была укомплектована именно наемниками, судя по фамилиям немецкого происхождения.
Другая часть состояла из шляхтичей оседлых на княжеских владениях под условием вооруженной службы. В частности шляхтичи-вассалы Степанской волости на Волыни общей численностью 15 семей, обовязывались выставлять в случае потребности 23 всадника. Относительно национального состава, к военным отрядам Владислава Доминика принадлежали также татары, из пленных, оселых на княжеских землях.
Татары проживали в Константине (60 татарских дворов в 1620 году), Дубном, Заславле и др. До смерти князя (†1656) надворным войском Заславских командовал Криштоф Корицкий (†1677), генерал-майор коронного войска. Известно также, что Владислав Доминик пользовался услугами капелланов - отцов Паулинов.

Расходы на пищу при дворе князя составляли 700 золотых на неделю. В течение семи дней потреблялось между прочим, 10 теленков, 15 баранов, 20 поросят и 50 цыплят. При поддержке канцлера Ежи Оссолинского, на конвокацийном сейме (июль-июнь 1648) Владислав Доминик был избран региментарем. На время избрания князь Заславский не имел ни одного военного опыта, зато совершил громкий пир, который стоил столько как среднегодовой доход земъъянина. Во второй раз потратился столько же на специально приглашенный королевский оркестр, который подыгрывал переговорникам. Единственное дело, которое до той поры осуществил, был вооруженный наезд на умирающего в Ряшеви тестя, сандомирского кастеляна Миколая Лигензу.
Собственно Владиславу Доминику, как главному региментарю, выпало неудалое командование, в результате которого случилось одно из самых позорных поражений польского войска на границах Подолья и Волыни 23-24 сентября 1648 года в битве под Пилявцями. Казаки насмешливо прозвали его "Перина" за изнеженность...

Битва под Пилявцами.


Сражение

К концу лета 1648 года польский магнат Вишневецкий собрал значительные силы и направил их на подавление восстания Хмельницкого.

Войсками Речи Посполитой руководили шляхтичи — князь Владислав Доминик Заславский, великий хорунжий коронный Александр Конецпольский и маршал Сейма Николай Остророг, которых казаки (по некоторым сведеньям — сам Богдан Хмельницкий) прозвали соответственно «пэрына» (Заславский был известен тем, что большую часть суток проводил в постели), «дытына» (русск. ребёнок) (Конецпольскому было едва за 20) и «латына» (Николай Остророг был знаменит своей учёностью и знанием латыни, но отнюдь не образованностью в военных делах). Шляхетское войско собиралось под Львовом, а затем двинулось к Константинову. Выйдя к реке Пилявке, Вишневецкий со своим крупным отрядом расположился в отдельном лагере. Навстречу польскому войску выступили полки Хмельницкого, присоединяя к себе повстанческие крестьянские отряды Кривоноса, Нечая, Морозенко, Лисенко и другие. Казацко-крестьянское войско расположилось у местечка Пилявцы на берегу реке Пилявка в труднодоступном месте, среди болот.

Хмельницкий призвал на помощь татар. С целью выигрыша времени, а также для обострения противоречий между польскими магнатами он начал переговоры с Заславским, предлагая мирным путем уладить все спорные вопросы. Следствием такой политики вождя восставших был полный разрыв Вишневецкого с Заславским.

Польский лагерь Заславского от казацко-крестьянского войска отделяла болотистая, очень топкая долина маленькой речки Пилявки. Противоположные берега долины соединяла плотина, для удержания которой в своих руках Хмельницкий выслал вперед отряд казаков, укрепившихся шанцами (окопами) на подступах к этой плотине. В тыл расположения польского войска был выслан отряд Максима Кривоноса.

Первая фаза — 11 сентября

Пешие и конные казаки с пищалями рассыпались по кустам долины реки Пилявка, как только заметили оживлённое движение на стороне противника.

Три отряда польской шляхты двинулись к реке. Один из них нашел брод выше плотины и завязал здесь перестрелку с казаками, не допустившими форсирования реки. Второй отряд выбил из шанцев казаков, оборонявших подступы к плотине. Отряд казаков отступил, и плотина оказалась в руках поляков. Третий отряд форсировал реку ниже плотины. Шляхтичи требовали общей атаки Пилявецкого замка, где находился Хмельницкий. Но, по-видимому, наступление ночи прекратило бой.

Вторая фаза — 12 сентября

Казаки овладели бродом, по которому накануне польский отряд форсировал реку, и укрепили подступы к нему валом. В дальнейшем они уклонялись от стычек, что оказало моральное воздействие на противника, опасавшегося новых замыслов восставших.

Вечером шляхтичи услышали шум в казацком лагере, где били в бубны, стреляли из пищалей и пушек, кричали «алла!», «алла!». Захваченный ночью жолнерами пленный показал, что к Хмельницкому пришли на помощь 40 тыс. татарской конницы. Это сообщение на шляхтичей произвело деморализующее воздействие. На самом деле прибыло всего 4 тыс. татарских всадников.
Третья фаза — 13 сентября

Утром в густом тумане двинулся к реке отряд татар, а по плотине перешли казаки и атаковали противника в шанцах. Завязался бой. В польском лагере происходило смятение, все хватались за оружие, но никто не слушал команду, а между начальниками начались перебранки. Каждый отряд и даже каждая хоругвь вступала в бой по своему усмотрению.

IPB Image


Отряд казаков начал притворное отступление по плотине. За ним устремились шляхтичи, полагая, что они преследуют разбитого противника. Туман скрывал засаду, организованную Хмельницким.

Большое количество шляхтичей перешли реку и в беспорядке толпились на плотине. В этот момент казаки ударили на них с флангов и тыла. Началась паника, быстро распространившаяся в тыл и перебросившаяся в лагерь, из которого первыми убежали польские магнаты. Панику усилили действия отряда Кривоноса. Ночью все польское войско двух лагерей побежало, бросая обоз, оружие, артиллерию.


После боя

Утром 14 сентября казаки заняли лагерь противника, захватив богатые трофеи, в том числе около 100 орудий. Хмельницкий организовал преследование отступавших шляхтичей, пробежавших до Львова за трое суток около 300 км. Много их погибло под Константиновом, где на реке Случь под тяжестью беглецов обломился мост.

В результате разгрома поляков, восставшие захватили 92 пушки и огромный обоз из 100 тысяч возов разнообразных припасов, в том числе военных, на колоссальную сумму 7 миллионов злотых. Был открыт путь для наступления на запад, на Львов. Кроме того, битва имела большое психологическое значение, так как с поля боя бежало коронное войско Речи Посполитой; до этого восставшие разбивали сравнительно небольшие отряды.

P.S. Князь Заславский принимал также участие в битве под Берестечком (1651). Во время ІІ-ой Северной войны 1655-1660 оставался верным королю Яну ІІ Казимиру Вазе. Приготовил к обороне от шведов Перемышль. Вскоре князь и умер 5 апреля 1656 года. Похороненный в Тарнове.

Сообщение отредактировал Бобровский Д. - 11.8.2012, 20:08


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Роберто Паласиос
сообщение 11.8.2012, 19:59
Сообщение #52


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 22 570
Регистрация: 15.6.2008
Пользователь №: 3 987
Награды: 1

Город:
Москва




Репутация:   163  


Цитата(Бобровский Д. @ 20.7.2012, 23:24) *

Кристиан Брауншвейг-Вольфенбюттельский, младший (нем. Christian von Braunschweig-Wolfenbüttel; 20 сентября 1599, Гронинген — 16 июня 1626, Вольфенбюттель) — принц Брауншвейг-Вольфенбюттель, епископ Гальберштадтский, немецкий протестантский военачальник времён Тридцатилетней войны, во время которой он заслужил репутацию авантюриста и опасного фанатика.



Таких надо придущивать ещё в колыбели. wink.gif
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 11.8.2012, 20:02
Сообщение #53


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


Цитата(Роберто Паласиос @ 11.8.2012, 20:59) *

Таких надо придущивать ещё в колыбели. wink.gif




А разве в колыбели узнать можно??? smile.gif

Погиб молодым (26 лет). Зато жизнь яркая. И даже Любовь была настоящая.


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Роберто Паласиос
сообщение 11.8.2012, 20:12
Сообщение #54


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 22 570
Регистрация: 15.6.2008
Пользователь №: 3 987
Награды: 1

Город:
Москва




Репутация:   163  


Цитата(Бобровский Д. @ 11.8.2012, 21:02) *

А разве в колыбели узнать можно??? smile.gif

Погиб молодым (26 лет). Зато жизнь яркая. И даже Любовь была настоящая.


Любовь к законной супруге своего сюзерена? Скорее для того оскорбительная. Типа единственный оставшийся ему верным - не только предводитель огромной банды, но аффиширует свои чувства к супруге того, за которого типа продолжает воевать. А из своих сражений он похоже еле десятую часть своих людей выводил. Остальную сволочь клали на поле. Офигенный полководец. wink.gif

Нельзя. Это - жаль. cool.gif хорошо, что после 26 лет судьба более безобразничать не позволила... wink.gif
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 11.8.2012, 20:20
Сообщение #55


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


Цитата(Роберто Паласиос @ 11.8.2012, 21:12) *

Любовь к законной супруге своего сюзерена? Скорее для того оскорбительная. Типа единственный оставшийся ему верным - не только предводитель огромной банды, но аффиширует свои чувства к супруге того, за которого типа продолжает воевать. А из своих сражений он похоже еле десятую часть своих людей выводил. Остальную сволочь клали на поле. Офигенный полководец. wink.gif

Нельзя. Это - жаль. cool.gif хорошо, что после 26 лет судьба более безобразничать не позволила... wink.gif




По поводу отношения Зимнего короля ко всему происходившему, сказать не могу... Может быть и спокойно относился. Отношения между молодым Кристианом и Елизаветой, были очень показными, но явно платоническими...

А вот с тем что людей не жалел и был очень жестоким - это да, с Вами абсолютно согласен.
Чуть позже, во Франции будет еще один такой же полководец, который солдат своих клал не задумываясь - принц Конде.

А вообще, тема сама по себе трудная... Война все таки. Себя не жалели и других как бы тоже. smile.gif

Сообщение отредактировал Бобровский Д. - 11.8.2012, 20:20


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Роберто Паласиос
сообщение 11.8.2012, 20:35
Сообщение #56


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 22 570
Регистрация: 15.6.2008
Пользователь №: 3 987
Награды: 1

Город:
Москва




Репутация:   163  


Цитата(Бобровский Д. @ 11.8.2012, 21:20) *


А вот с тем что людей не жалел и был очень жестоким - это да, с Вами абсолютно согласен.
Чуть позже, во Франции будет еще один такой же полководец, который солдат своих клал не задумываясь - принц Конде.



Да - тот ещё уродец. Не даром французы прозвали его Великим Конде. Повезло при Рокруа, а потом гад подставил испанскую армию уже ей командуя (после того, как переметнулся уж не помню в какой раз). Вот блин догадались - кому доверить командование... wink.gif
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 11.8.2012, 20:44
Сообщение #57


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


Цитата(Роберто Паласиос @ 11.8.2012, 21:35) *

Да - тот ещё уродец. Не даром французы прозвали его Великим Конде. Повезло при Рокруа, а потом гад подставил испанскую армию уже ей командуя (после того, как переметнулся уж не помню в какой раз). Вот блин догадались - кому доверить командование... wink.gif




Заступаться не буду... Личность в самом деле темная и "мизантропичная". Он сам о себе так говорил.

Тут, в тему об отношении к людям в войнах того периода, недавно перечитывал дневник Патрика Гордона.
Там есть момент, где он вместе с товарищами по шотландской лейб-роте генерала Дугласа просит шведского монарха Карла Х Густава, разрешить им ехать вместе с ним сражаться в Данию, вместо того, чтобы сидеть по польским крепостям.
Ответ монарха был однозначен - "Я лучше предпочту видеть Вас с мешком на шее брошенными в реку, чем позволю уехать из Польши."
Очень показательное отношение к достаточно свободным дворянам шотландцам, которые даже его подданными не являлись. cool.gif

Сообщение отредактировал Бобровский Д. - 11.8.2012, 20:53


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 17.8.2012, 19:05
Сообщение #58


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image

Артур Чэпел, 1-ый Барон Чэпел из Хэдхама (20 февраля 1608 – 9 марта 1649 гг.)


Артур Чэпел родился в Хэдхем Холле, Хартфордшир, в феврале 1604 года. Он был единственным сыном сэра Генри Чэпела (ум в 1622) и Теодосии, дочери сэра Эдварда Монтэгю из Boughton. Брак Чэпела с наследницей Элизабет Моррисон в 1627 и его собственное наследство оставшееся после смерти его дедушки в 1632 году сделал его одним из самых богатых мужчин в королевстве с землями простиравшимися на десять округов.

Чэпел был избран членом парламента от Хартфордшира для заседания в Коротких и в Долгих парламентах (1640). Он был первым членом парламента, который представит ходатайство графства против политики Короля, и он голосовал за казнь Графа Стрэффорда. Однако, Чэпел встревожился страстности парламентской враждебности к Королю и утверждал, что его голос против Стрэффорда всегда оставался на его совести. Король Чарльз понял, что Чэпел был потенциальным сторонником Короны и повысил его до звания пэра как Барона Чэпела из Хадама в августе 1641. Как член палаты лордов, Чэпел выступил против собрания Ополчения и был одним из первых пэров, которые сопровождали короля Чарльза в Йорке весной 1642. В начале гражданской войны Чэпел выставил свой кавалерийский полк и служил в полку лейб-гвардии Короля в сражении при Эджхилле в октябре 1642.

Несмотря на его нехватку военного опыта, Чэпел был назначен командующим силами Роялистов в Северном Уэльсе, Чешире, Шропшире и Вустершире. Сопровождаемый старым солдатом сэром Майклом Вудхаусом, Чэпел достиг своего штаба в Шрусбери в марте 1643. Роялистам угрожали в северном направленн, палрламентарии ведомые сэром Уильямом Бреретоном, парламентским энергичным командующим в регионе. В сентябре 1643 Бреретон делал успехи в Шропшире, в то время как контрмарш Чэпела против его штаба в Нантвиче в середине октября был отражен. Чэпел сделал смелый натиск на парламентский гарнизон в Вэме, но несмотря ни на что он был снова отражен благодаря энергичной защите полковником Миттоном. За исключением солдат и поставок, Чэпел был неспособен препятствовать тому, чтобы силы Бреретона вторглись в Северный Уэльс в ноябре. Парламентарии захватили Рексхэм, несколько замков в Флинтшире и угрожали окружить цитадель Роялистов Честера. Не понравившийся местным дворянам и дразнившийся в популярных балладах, Чэпел был заменен в качестве регионального военного начальника Лордом Байроном в декабре 1643 по рекомендации принца Руперта.

Чэпел был любезно встречен в ставке Короля в Оксфорде и остался там до января 1645, когда он был назначен одним из специальных уполномоченных в неудачном Соглашении Аксбриджа. После отказа переговоров Аксбриджа Чэпел был назначен в Совет Принца Уэльского в Бристоле с ответственностью за набор кавалерийского полка и одной из пехотных рот, которые должны были стать лейб-гвардией принца. После заключительной сдачи западной армии Роялистов в 1646, Чэпел сопровождал принца в изгнании . Однако, он оставил свое служение, когда принц присоединился к королеве Хенриетте Марии во Франции. Вместе с другими англиканскими Роялистами Чэпел подозревал католическую фракцию, которая окружала Королеву.

Чэпел возвратился в Англию в 1647 и сопровождал короля Чарльза во время его заключения в Хэмптон-Корт. Он был активно вовлеченным в заговоры, которые привели ко Второй гражданской войне в 1648 и был уполномочен провести восстание Роялистов в Восточной Англии. Чэпел присоединился к рандеву Роялистов в Челмсфорде в Эссексе в июне 1648, но они были преследованы до самого Колчестера генералом Фэрфаксом. Чэпел сражался в арьергарде, прикрыл отступление в город и остался там во время 76-дневной осады Колчестера, которая последовала.

ОСАДА КОЛЧЕСТЕРА 13 ИЮНЯ-27 АВГУСТА 1648 ГОДА.

Большая часть комитета роялистов по графству Эссекс была взята в плен сердитой толпой в Челмсфорде 4 июня. Полковник Фарр с частью обученных отрядов Эссекса , а также убежденный роялист и ветеран сэр Чарльз Лукас, приняли полное управление Эссексскими Роялистами. К Лукасу присоединились в Челмсфорде 9 июня Граф Нориджа, лорд Чэпел и сэр Джордж Лисл с остатками армии из Кента. На севере графства, однако, Обучаемые группы остались для Парламента. Сэр Томас Хонеивуд, член комитета по графству, захватил оружие в арсенале графства в Брейнтри. 10 июня Лукас прошел Брейнтри приблизительно с 4,000 войск, его движения, поддерживались полковником Валли во главе маленькой силы конницы и драгунов. 12 июня Лукас занял Колчестер, надеясь принять на службу как можно больше войск прежде, чем уйти, чтобы поднять округа Норфолка и Суффолка для Короля. Тем временем генерал Фэрфакс шел стремительно из Кента. С его авангардом он присоединился к Валли и Хонеивуду в Коггешелле. На следующий день Фэрфакс был в предместьях Колчестера к рандеву с бригадой пехоты полковника Баркстида, которая спешила из Лондона.

Лукас развернул свои силы, чтобы занять пригород и запереть подъездной путь из Лондона в Колчестер. Фэрфакс надеялся повторить свой успех как в Мейдстоне и отдал приказ о немедленном нападение. Роялисты сопротивлялись отчаянно. Пехота Баркстида была отброшена назад три раза, но превосходящая парламентская конница сокрушила Роялистов, и вся сила была пододвинута обратно через пригород Колчестера к главному центру города. Баркстид провел преследование и продвинулся через городские ворота только, чтобы быть разбитым внезапной кавалерийской атакой и нападением во фланг пехотой Роялистов. Фэрфакс продолжал нападение до полуночи, но был наконец вынужден оставить попытку взять Колчестер штурмом, потеряв между 500 и 1,000 человек.

Колчестер был сильно укреплен. Фэрфакс подготовил свои силы к долгой осаде несмотря на угрозу от шотландцев и Роялистов Лэнгдэйла на севере Англии. Дороги, ведущие к Колчестеру, были обеспечены охраной против возможных атак Роялистов, и парламентские военные корабли блокировали устье Реки Колн, чтобы предотвратить поставки, отправляемые в город. На всем протяжении июня Парламентарии работали над строительством кольца фортов вокруг периметра города, где осадные орудия были установлены, чтобы разбить стены. 2 июля сооружение вала Колчестера было закончено. 14 июля войска Фэрфакса захватили Хайт, гавань Колчестера на Колне. На следующий день сторожка старого аббатства, которое доминировало над южной стеной города, была взята.

Осада стала горькой и зверской. Нетипично, войска Фэрфакса сделали много злодеяний, включая мучение посыльного и осквернение могил в семейном хранилище Лукаса. Гражданские лица Колчестера были главным образом парламентскими сочувствующими, но Фэрфакс отказался пойти на любые уступки, чтобы облегчить их страдание. С другой стороны Роялисты обвинялись в использовании отравленных пуль, то есть пули предавали шероховатость и затем насыпали песок, чтобы увеличить вероятность порождения омертвелых ран. К началу августа почти закончились припасы в Колчестере, и защитники голодали. Лорд Норвич и сэр Чарльз Лукас цеплялись за оборону с единственным намерением сохранять многочисленный контингент Новой Образцовой армии Парламента придавленным в Колчестере, но 24 августа, пришли новости о поражении Лангдэйла и шотландцев в сражении при Престоне. Понимая, что их ниточка была потеряна, Колчестерские Роялисты начали переговоры относительно сдачи.

Условия генерала Фэрфакса для сдачи Колчестера были резкими: младшим офицерам и более низким чинам предоставили четверть ( бумагу гарантирующий жизнь заключенного), но высокопоставленные офицеры были обязаны сдаться милосердию (жизнь, или смерть была на усмотрение победного командующего). После того, как Фэрфакс занял Колчестер 27 августа 1648, он предоставил решать судьбу Графа Нориджа и лорда Чэпела Парламенту, но приказал выполнение расстрела четырем неаристократическим командующим: сэру Чарльзу Лукасу, сэру Джорджу Лисли, полковнику Фарру и наемнику сэру Бернару Гаскуану.

После сдачи Колчестера в августе 1648, Чэпел был заключен в тюрьму Виндзорского замка, затем переведен в Лондонский Тауэр. Ожидая суда по делу о его участии во Второй гражданской войне, Чэпел сбежал из Башни, поднимаясь по стенам с веревкой и пробираясь через ров с водой до его подбородка. Он провел несколько дней в бегах, но был предан лодочником Темзы, нанятым, чтобы грести его к новому укрытию в Ламбэт. Чэпел был поставлен перед Высоким судом правосудия с четырьмя другими лидерами Роялистов в феврале 1649. Он был приговорен к смерти и казнен с Герцогом Гамильтоном и Графом Холландом возле Вестминстер-Холл 8 марта 1649.
Его благородная голова спокойно скатилась на эшафот.

P.S. Сэр Артур Чэпел был прекрасный семьянин...

Когда Чарльз II был коронован в апреле 1661, он вознаградил семью лорда Чэпела, восстанавливая земли, которые Долгий парламент конфисковал и предоставил Графу Эссекса, и пожаловал старшему из его пяти сыновей, также названному Артуром Чэпелом, графство Эссекса, свободное начиная со смерти Роберта Деверо в 1646 году.

IPB Image

Сообщение отредактировал Бобровский Д. - 17.8.2012, 19:27


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 26.9.2012, 18:39
Сообщение #59


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image См. в галерее форума

Я́нуш Радзиви́лл 2 декабря 1612 — 31 декабря 1655, Тыкоцин великий подкоморий литовский (1633), генеральный староста жмудский (1646—1653), польный гетман литовский (1646—1654), воевода виленский (1653—1655), великий гетман литовский (1654—1655), князь Священной Римской империи.

Его отец мечтал, "что бы он был людям и славе Божьей пригодным, и отечеству пожиточным, и дома своего основанием и украшением"... Именно так писал про Януша Радзивилла биограф ХIХ века...

Родился Януш в местечке Попелы 2 декабря 1612 года в семье князя Кристофа Радзивилла и его жены Анны Кищенки. В 1628 году Януш отправился на Немеччину, как тогда называли земли западной Европы. Его с уважением встречали при дворах немецких властителей в Берлине, при дворе брандэнбургского электора Вильгельма и в Дрездене у саксонского электора Иоганна.
Уважение и внимание к его особе ласкало сердце совсем еще юнного Януша. Герои войны со шведами Валенштэйн и Фальтзграф прислали к Янушу приветственные письма. А князь Альтембургский Фридрих-Вильгельм даже побратался с Радзивиллом.

Отец писал Янушу..."Если где и в каком войске будет возможность, пусть присмотрится князь к средствам взятия фортелей различных, порядков и строя военного, и других вещей, к рыцарскому делу принадлежащих, что в будущие времена будет необходимо". В 1632 году Януш поступил волонтером в войско Генриха Оранского, которое осаждало Маастрихт, где провел четыре месяца. "Видел, как облаживать и брать места, попадать с близи и с далека в противника, через бой прокладывать себе дорогу, быть победителем и побеждать". Так отписывался Януш в письме к своему отцу.

Между тем происходили события, которые повлияли на судьбу Януша Радзивилла. 30 октября 1632 года умер король польский и великий князь литовский Сигизмунд Ваза. Впервые элекция прошла без вооруженного противостояния, и совместно обвестили властителем Речи Посполитой Сигизмундова сына Владислава. Новый монарх хорошо отнесся к Биржанским Радзивиллам, которых не очень жаловал Сигизмунд. Кристоф Радзивилл сразу получил должность виленского каштеляна, а Януш - подкоморого. Теперь у 20-ти летнего юноши появились государственные обязанности, поскольку подкоморий - особа приближенная к самому монарху, и отвечает он за порядок в покоях государя. Так что Януш должен был находиться при дворе. Но пока король ему поручил почетную миссию обвестить о своем восхождении на престол Речи Посполитой, голландские генеральные штаты, намесника испанского короля в Голландии инфантку Изабеллу, а также английского короля Карла I Стюарта. С этим первым своим государственным поручением Януш справился. Побывал 4 января 1633 года с визитом у бургомистров Лейдена, через две недели ваступил в Гааге перед герцогом Фридрихом Оранским, а после и перед генеральными штатами. В Брюселе 31 января встретился с инфанткой Изабелой. Самолюбивый юноша был доволен приемом "Ко мне особенно не только она, но и все остальные, очень по людски относились; хоть некоторым явно мешала религия, однако никто не показал никакой неприязни, наоборот, всегда оказывали мне почести, так что попеременно каждый день княжата и гранды испанские ходили к моему столу", - писал Януш отцу. Добрался он и до Англии. Провел 4 дня в Лондоне и побывал на приеме у короля Карла I. На этом миссия Януша и закончилась. Мечтал заехать в Париж, и прикупить там красивой ткани, но в дороге его догнало письмо с королевского двора. Король просил Радзивилла нанять 1.000 пехотинцев. Узнал он, между Речью Посполитой и Московским государством началась война...
Планы изменились. Нужно было вернуться на Родину на службу Его Королевской Милости и Речи Посполитой. Некоторое время Януш провел в Голландии, набирая на королевскую службу солдат. И только в самом конце октября приехал на Литву. На несколько дней задержался он дома в Кейданах. Не отдыхал с дороги, а за свои деньги собрал гусарскую хоругвь. Во главе ее Януш Радзивилл выехал на свою первую войну...

Януш Радзивилл приехал под Смоленск 10 ноября и возглавил полк, который состоял из наемной пехоты и личной гусарской хоругви. Эта война и стала школой военной практики для будущего полководца. Не мало он воспринял от отца, который в свое время постиг рыцарскую науку при гетмане Яне Кароле Ходкевиче в боях со шведами. Познакомился Януш и с придворной заносчивостью. Королевский фаворит Адам Казановский, строил из себя великого полководца. Все добивался, чтобы управление войском король поручил ему. Но и Кристоф Радзивилл не уступал. Ссора между ними дошла до дуэли, уже оружием хотели добиваться права предводительства. Ели унял их король и предложил компромисс: управлять войском посменно - день Казановский, день Радзивилл. Что же, согласились и с таким вариантом. Януш не мог смотреть спокойно на эту ссору и обиды нанесенные отцу воспринимал как личные. Вот тогда в его сердце и поселилась неприязнь к полякам, которая пролегла через его оставшуюся жизнь. Тогда же он познакомился и с королевким братом Яном Казимиром - будущим королем.

Между тем война продолжалась. И Януш Радзивилл понюхал пораха. 17 ноября войска под началом Кристофа Радзивилл захватили Жаваронкову гору, которая господствовала над местностью и позволяла простреливать лагерь Михаила Шеина. Полк Януша вместе с полками Карла Сигизмунда Радзивилла и смоленского воеводы Обрамовича занял позицию на горе. Им надлежало принять на себя вражеский удар.

Более подробно об этом сражении читаем здесь...

Действия русской пехоты в сражении на Жаворонковой горе 9 октября 1633 года


После долгой и кровопролитной осады, 1 марта 1634 года войска Михаила Шеина покинули свой лагерь-ловушку. Воины оставили при себе личное оружие, но вот военную аммуницию и пушки передали победителям. К ногам короля Владислава они положили 120 свернутых знамен. Кристоф Радзивилл промолвил: "Панове воеводы! Знайте, что Ваше здоровье было в руках короля, и он милостиво и милосердно поступил с Вами. Помните это добродеяние, благодарите и бейте челом, просите Бога о добром здоровье Его Королевкой Милости и счастливом правлении". Ответ бояр был следующий "Благодарим Его Королевскую Милостьза то, над нами, как пан христанский, проявил милосердность". Кароль разрешил им поднять и развернуть военные знамена.


IPB Image См. в галерее форума



--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Роберто Паласиос
сообщение 26.9.2012, 19:39
Сообщение #60


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 22 570
Регистрация: 15.6.2008
Пользователь №: 3 987
Награды: 1

Город:
Москва




Репутация:   163  


Дмитрий, отдельное спасибо за инфнтку Изабеллу. wink.gif
А чем кончилась капитуляция московских войск польскому королю - сами поинтересуйтесь... wink.gif
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

5 страниц V < 1 2 3 4 5 >
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



баннер дружественного сайта

- Текстовая версия
Посещений с 19.07.2007: kostenloser counterсчетчик посетителей сайта
Сейчас: 19.5.2022, 6:26     
Консулат-беседы
КОНСУЛАТ
Консулат-голосования
XVIII век
История (XVIII)
Реконструкция (XVIII)
XIX век
История (Наполеоновские войны, 1789-1815)
Реконструкция (XIX)
АФИШКИ
Куплю / Продам
АРХИВ
Книжная полка
Реконструкция
Трактир и Будуар
ОБЩЕНИЕ ПО ИНТЕРЕСАМ
Совещательная
Анонсы мероприятий
Консулат-мусорка
Ссылки
Ссылки
Ссылки
Ссылки по истории
Ссылки на Военно-исторические Форумы
Новости
Уроки
Сайты Военно-исторических групп
Интернет-магазины
Жалобная книга
Мартиролог
История (остальной XIX век)
ПОЛКОВЫЕ КОМНАТЫ
Галерея (XVIII)
Галерея (XIX)
Тихое место
Фотоконкурс
Фотоконкурс. Жюри.
ОФИЦИАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ НАШИХ ОРГАНИЗАЦИЙ
История
Плоская
Редколлегия журнала "Реконструктор"
Рекрутское депо
Магазины в городах и странах
ВИ миниатюра
Объёмная
Этот день в истории
XVII век
Отстойник
Обзоры
Гражданская реконструкция XVII-XVIII-XIX вв.
ОБЩИЕ ВОПРОСЫ РЕКОНСТРУКЦИИ
Конюшня XVII-XVIII-XIX вв.
Реконструкция (XVII)
История (XVII)
Галерея (XVII)
Беседка
Анонсы книжных новинок: военная история XVI-XIX вв.
Военно-историческая периодика
Гусарсккие посиделки 8-)
XV век
Архив 15, не трогать.
История (XV)
Ливинг-хистори проект
Помойка для Дениса
Реконструкция (XV)
Галерея (XV)
Средневековый быт
Развлечения в Средние века
Доспехи и вооружение
Исторические документы и артефакты
Средневековая кухня
Мероприятия
Пограничная Крепость
Живая История военных действий
Оркомитет ПК
Север-Юг и Дикий Запад
Настольные игры
Орденский кирасирский полк
Часть 1.
Часть 2.
Часть 3.
Часть 4.
Часть 5.
Часть 6.
Часть 7.
Часть 8.
Часть 9.
Часть 10.
Часть 11.
Часть 12.
Часть 13.
Часть 14.
Часть 15.
Часть 16.
Часть 17.
Часть 18.
Часть 19.
Часть 20.
Часть 21.
Часть 22.
Часть 23.
Часть 24.
Часть 25.
Часть 26.
Часть 27.
Часть 28.
Часть 29.
Часть 30.
Часть 31.
Часть 32.
Часть 33.
Часть 34.
Часть 35.
Часть 36.
Часть 37.
Часть 38.
Часть 39.
Часть 40.
Часть 41.
Часть 42.
Часть 43.
Часть 44.
Часть 45.
Часть 46.
Часть 47.
Часть 48.
Часть 49.
Часть 50.
Часть 51.
Часть 52.
Часть 53.
Часть 54.
Часть 55.
Часть 56.
Часть 57.
Часть 58.
Часть 59.
Часть 60.
Часть 61.
Часть 62.
Часть 63.
Часть 64.
Часть 65.
Часть 66.
Часть 67.
Часть 68.
Часть 69.
Часть 70.
Часть 71.
Часть 72.
Часть 73.
Часть 74.
Часть 75.
Часть 76.
Часть 77.
Часть 78.
Часть 79.
Часть 80.
Часть 81.
Часть 82.
Часть 83.
Часть 84.
Часть 85.
Часть 86.
Часть 87.
Часть 88.
Часть 89.
Часть 90.
Часть 91.
Часть 92.
Часть 93.
Часть 94.
Часть 95.
Часть 96.
Часть 97.
Часть 98.
Часть 99.
Часть 100.
Часть 101.
Часть 102.
Часть 103.
Часть 104.
Часть 105.
Часть 106.
Часть 107.
Часть 108.
Часть 109.
Часть 110.
Часть 111.
Часть 112.
Часть 113.
Часть 114.
Часть 115.
Часть 116.
Часть 117.
Часть 118.
Часть 119.
Часть 120.
Часть 121.
Часть 122.
Часть 123.
Часть 124.
Часть 125.
Часть 126.
Часть 127.
Часть 128.
Часть 129.
Часть 130.
Часть 131.
Часть 132.
Часть 133.
Часть 134.
Часть 135.
Часть 136.
Часть 137.
Часть 138.
Часть 139.
Часть 140.
Часть 141.
Часть 142.
Часть 143.
Часть 144.
Часть 145.
Часть 146.
Часть 147.
Часть 148.
Часть 149.
Часть 150.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования