IPB
Наш Диплом

VIP-баннер дружественного сайта
     

Здравствуйте, гость ( Авторизация | Регистрация )

 Интересное за предыдущий месяц

5 страниц V « < 3 4 5  
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Европейское дворянство в войнах 17 века.
Бобровский Д.
сообщение 4.9.2015, 21:12
Сообщение #81


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image См. в галерее форума

Шарль де Ла Порт, маркиз де ла Мейере, «главный артиллерист» Луи XIII.


Сын Шарля де Ла Порта старшего, адвоката Парламента, и Клод де Шампе, Шарль де Ла Порт, будущий маркиз де ла Мейере и герцог де Ретель, родился в Париже в 1602 году. Его семья родом из Гатине (земли Партене, сейчас в Дё-Севр), но была роднёй семьи дю Плесси де Ришелье. Таким образом, кузеном Шарля де Ла Порта был великий кардинал-министр.

О его первых двадцати годах молодости мало что известно, кроме того, что он очень рано становится сиротой, что ему даёт приют его дядя Амадор де Ла Порт, который заботится о его воспитании и образовании. Он выбирает военную карьеру на службе Луи XIII. В 1628 году на осаде Ла-Рошели он командует полком, защищающем зону, расположенную у форта Фон, регулярно подвергающегося вылазкам гугенотов. Если верить мемуарам маршала де Бассомпьера, Шарль де Ла Мейере не стесняется рисковать на передовой. Он безбоязненно встречается в поединке с неким Коттансьер-Бессе, но в дуэли берёт верх гугенот. А дуэль на мушкетах выигрывает секундант, который убивает лошадь Ла Мейере, что падает под хозяином. Однако Ла Коттансьер направляется на помощь своему противнику. Поединок прекращается без убийства, но Ла Мейере угрожает разжалование за то, что он дерется на дуэли (запрещённой королевским указом в 1626 году), но он обязан сохранением поста командующего кардиналу де Ришелье.

В 1629 году Шарль де Ла Мейере по-прежнему командует полком и прославляется во время атаки Па-де Сюз против герцога Савойского и в течение битвы при Кариньяне. В 1630 году он женится на Мари Куафье де Рюзе д'Эффиа, дочери маршала Антуана де Рюзе д'Эффиа, отца известного маркиза де Сен-Мара. От этого брака родится сын Шарль-Арман, но Мари де Рюзе внезапно умирает в 1633 году, когда ей исполняется только 21 год.

В 1630-31 гг. Ла Мейере сделан губернатором Ла Рошели, местности Они, Бруажа и прилегающих островов. Однако, слишком занятый делами королевства, он передаёт своё губернаторство дяде Амадору, в то время Главному Приору Мальтийского ордена, который показывает себя хорошим администратором, по словам Жедеона Тальмана де Рео, обычно мало скупящегося на желчные портреты. В 1632 году Шарль де Ла Мейере сделан генеральным наместником короля в Бретани и губернатором Нанта и прилегающих земель. В том же году Луи XIII его жалует орденской цепью Святого Духа.

В 1634 году Луи XIII объявляет войну Шарлю Лотарингскому и решает захватить его государство, чтобы обеспечить себя «воротами» на границах королевства. Шарль де Ла Порт, таким образом, присоединяется к своему государю и отличается при осаде Ла Мотта, где командует артиллерией, родом войск, который очень скоро создаст ему добрую славу и наградит его прозвищем «Берущий города». В том же году Шарль де Ла Мейере станет преемником своего шурина на посту главного управляющего французской артиллерии. Подлинный эксперт в использовании артиллерии, Ла Мейере способствует в то время благоприятному исходу битвы при Авене против Тома Савойского, при Тиллемоне, Дисте и Арсхоте. Он всё-таки менее удачлив в Лувене, так как королевская армия вынуждена снять осаду.

В 1639 году Ла Мейере командует артиллерией фландрской армии маршала Франсуа де Шатийона. Он познает самую большую удачу при осаде Эсдена, который сдастся 30 мая. Главный управляющий артиллерией сделан тогда маршалом Франции Луи XIII, который правильно выскажется:" Я никогда не делал маршалом Франции лучшего храбреца, чем вы." 2 августа 1639 года маршал вновь содействует разгрому войск маркиза Фуентеса (в будущем побеждённому при Рокруа) и заставляет капитулировать замок Рюминген, который разрушает.

В 1640 году, в то время, как маршалы де Шатийон и де Шон занимаются осадой Арраса, испанцы двигаются на город, чтобы его отбить. Ла Мейере поддерживает тогда герцога де Шона, и маркиз де Фуентес снова отброшен. 9 августа Аррас пал.

26 июля 1641 года Ла Мейере заставляет капитулировать город Эр, но должен оттуда отступить перед приходом испанцев кардинала-инфанта Фердинанда Австрийского, однако затем добьётся успеха, захватывая Бассе, Лан и Бапом. Потом он разрушает пригороды Лилля. В том же году он покупает баронство Партене.

Посланный в Руссильон в 1642 году, Ла Мейере успешно принимает участие в осаде Перпиньяна, которой командует маршал Анри де Шомбер.

После смерти двух своих покровителей, Ришелье и Луи XIII, Шарль де Ла Мейере получает, тем не менее, командование гвардией и пост губернатора Бретани, где показывает себя хорошим администратором. Но он недолго пребывает в Нанте, потому что возобновляется война с Испанией. Маршал заставляет пасть Гравелин. Примем к сведению, что имела место перепалка между ним и маршалом Жаном де Гассийоном, чтобы определить, кто именно первым войдёт в крепость. Решили в пользу Ла Мейере. Сразу же после этого, Ла Мейере содействует падению Куртре и Мардика.

Он вновь приезжает в Нант в 1646 году и на короткое время возвращается к административной работе, прежде чем быть посланным в Италию вместе с маршалом дю Плесси-Праленом. Он захватывает Пьомбино и Порто Лонгоне.

Во время Фронды он остаётся верным короне, но Анна Австрийская и Мазарини предоставляют ему должность сюринтенданта финансов, заменяя им Клода де Мема, графа д'Аво, честного, но близкого тогда к Парижскому парламенту. Но у соладата де Ла Мейере нет другого выхода, как также дальше самому облагать налогами и покинуть свою должность в 1649 году в пользу очень ненавидимого Мишеля Партичелли д'Эмери. Тем не менее, Мазарини призывает его, чтобы восстановить порядок в Париже, оснащённом баррикадами, и Ла Мейере удаётся избежать чересчур кровавой бани. Мазарини и Анна Австрийская посылают его тогда с Мишелем Ле Теллье для подписания Рюэйского мира в 1649 году.

После Фронды Шарль де Ла Мейере сохраняет свои служебные обязанности главного управляющего артиллерией. Он этим пользуется, чтобы основать собственную судоходную компанию и планирует даже колонизировать Мадагаскар (называемый тогда «Большим островом»), чтобы дать Франции опору в Индийском океане для торговли с Индией. Тем временем, Луи XIV возводит земли Ла Мейере в ранг герцогства и пэрства.

Этот великий воин умрет 8 февраля 1664 года в Париже. Он будет сначала похоронен в иезуитской церкви на улице Сент-Антуан (*Сен-Поль-Сен-Луи?), прежде чем его останки будут перенесены в собор Святого Креста в Партене.

Он носил также титулы барона де Партене и де Сен-Мэксана, графа Секондиньи, сеньора де Буалье, де ла Люнардьера, де Ла Жобелиньера и де Вильнёва. Ришелье, который его особенно ценил, сказал о нём: «Он является одним из наиболее достойных людей своего времени, наиболее постоянно находящихся в милости и наиболее облагодетельствованных». Его сын Шарль-Арман женился на одной из племянниц Мазарини, Ортанс Манчини.


IPB Image
загрузить картинку

ФРАНЦУЗСКАЯ ПУШКА СЕРЕДИНЫ ХVII ВЕКА.

Про его безрассудную и черезчур бравурную храбрость ходил следующий анекдот: Герцог был храбрецом и не однажды это доказал. При осаде Гравелина, страдая подагрой, он сидел на лошади при открытии траншей, среди убийственного неприятельского огня. По маршалу стреляли из пушек и одно ядро пролетело так близко, что он вместе с лошадью пошатнулся, и окружавшие офицеры стали просить его удалиться.

— Что? — возмутился маршал. — Неужели вы боитесь, господа?
— Не за себя, за вас, маршал!
— За меня! — воскликнул ла Мейльере. — Эх, господа! Полководцу бояться не пристало, особенно, если он — маршал Франции!

P.S.

И еще один портрет маршала, находится в Монако, где и сейчас правит его прямой потомок принц Альбер.

IPB Image См. в галерее форума

Можно было бы предположить, что портрет написан после взятия Эсдена и получения фельдмаршальского жезла из рук короля в 1639-ом, в левой части портрета мы как раз и видим два скрещенных маршальских жезла под гербом. Однако в правой части имеется надпись DUC (герцог) которая говорит нам, что портрет был написан уже в период регентства Анны Австрийской, в сер. 1640-ых гг., да и прическа с физиономией как раз на эти годы.
Ну и нужно отметить такие типичные детали портрета как белый офицерский шарф и орден Святого Духа.

Сообщение отредактировал Kirill - 7.9.2015, 9:49


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
morentz
сообщение 20.9.2015, 9:58
Сообщение #82


Новичок
*

Группа: Поднадзорные
Сообщений: 810
Регистрация: 12.9.2012
Пользователь №: 192 842

Город:
Москва




Репутация:   57  


Очень интересно, спасибо.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 3.11.2015, 18:20
Сообщение #83


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image См. в галерее форума


Неизвестный французский дворянин, кисти придворного художника Симона Вуэ, написанный в 1621 году, относит нас ко времени первой осады Монтобана в августе-ноябре 1621 г., предпринятой молодым Людовиком Тринадцатым, с целью выбить оттуда мятежных гугенотов, закрепившихся в 50 километрах севернее Тулузы....

"Монтобан, возвышающийся над рекой Тарн, был защищен тремя форпостами на обоих берегах. Город с населением в 6.000 чел. обороняли 10 рот. имевших опыт сражений в Савойе и Голландии, и 30 рот ополченцев, которыми руководили религиозные фанатики, поклявшиеся в верности Бенжамену де Рогану, герцогу де Субизу. Артиллерия насчитывала 40 пушек и 32 кулеврины.
В королевскую армию входили 32 полка (25.000 солдат) в том числе французские и швейцарские гвардейцы. Штаб состоял из герцога Майенского, герцога де Шевреза, де Люиня, маршалов де Ледигьера, де Пралена и нескольких других военачальников; артиллерией из 45 орудий командовал Анри де Шомберг; фортификационными работами руководил итальянский инженер Джузеппе Гаморин, а рытьем траншей - капитаны французских гвардейцев Фурий и Туара. Опытный Ледигьер сразу заметил, что кольцо вокруг города сомкнуть не удалось - с северо-востока он он оказался неприкрытым; однако Люинь не счел нужным последовать его советам и послать туда людей. Он намеревался вести классическую осаду: обстреливать город из пушек, пока саперы роют апроши - глубокие зигзагообразные рвы, а затем штурмовать.

Осада началась 17 августа 1521 года, Людовик ХIII устроил свою ставку в замке Пикекос, в 3 лье к северу от Монтобана, откуда он мог наблюдать позиции своих войск в подзорную трубу. Уже 22 августа, когда рытье траншей даже не началось, осаженные совершили первую вылазку, которая была отбита Пьемонтским полком, понесшим тяжелые потери. С этих пор каждую ночь приходилось бить тревогу, так что две батареи для обстрела города, из 8 и 4 орудий, удалось установить лишь с большим трудом. Городские стены были толстыми и крепкими. 27 августа Пикардийский полк бросили на приступ, но удалось захватить лишь контрэскарп (ближайший откос рва) - ценой жизни 600 королевских солдат....

Анна Австрийская вняла мольбам мужа и приехала к нему на войну, захватив с собой обер-гофмейстерину и лучшую подругу герцогиню де Люинь (супругу королевского фаворита). Она поселилась в аббатстве Муассак, на 5 лье отстоящим от Пикекоса. В три часа дня Людови садился на лошадь, через 2 часа был уже в Муассаке, они с женой ужинали и отправлялись в постель; в пять утра король прыгал в седло и скакал обратно. В Пикекосе он проводил военный совет, принимал донесения о ходе осады. Тем временем, Анна позавтракав, садилась в карету и ехала к мужу... Такая кочевая жизнь ей быстро надоела и она уехала в Париж.
Бассомпьер представил государю гасконского дворянина де Тревиля, отличившегося во время осады, и попросил пожаловать ему чин прапорщика в полку гвардейцев короля Наварры. Однако по дороге в Пикекос де Тревиль, узнав, зачем они едут отказался от этой должности, говоря, что не оставит полк, где служит уже 4 года, и добьется в нем такого же чина. Это заявление понравилось королю.

Между тем осада не давала результатов. Ополченцы из горожан сражались не хуже обученных солдат. Каждый день перед ними произносили проповеди 13 городских пасторов, которые в каждой мелочи видели знамение Божье: после неудачного штурма в небе появилась радуга; два ядра, которыми выстрелили с противоположных концов города, столкнулись в воздухе.... Ряды защитников города пополнились женщинами; одна девушка отрубила пальцы королевскому солдату, лезшему на стену по приставной лестнице; другая, Гильометта де Гаск, заколола пикой двух вражеских офицеров и была убита выстрелом из мушкета. Женщины участвовали также в вылазках за приделы городских стен. Так, 22 сентября осажденные взорвали батарею французских гвардейцев, и тотчас пошли в атаку, поджигая фашины - связки хвороста, с целью захватить пушку. Женщины, пробравшись через пролом в стене, несли солому, чтобы поджечь батарею.

Врядах осаждавших начались болезни дезертирство. Королевская артиллерия не могла справиться с укреплениями. Обратились за советом к монаху-кармелиту Доминику де Иисус-Мария, который был свидетелем сражения у Белой горы в 1620-ом. Он посоветовал вести огонь не по крепостному валу, а по домам, что Бассомпьер и сделал, но без особого успеха.
Потери были большими - и зачастую по глупости. К примеру, 1 сентября во ремя артиллерийского обстрела взорвались бочки с порохом, поставленные слишком близко к орудиям; погибли 40 солдат и 1 офицер.Через 3 дня штурм города с левого берега Тарна закончился гибелью 300 солдат и маркиза де Темина. В тот же день герцог де Вандом привел к королю из Бретани 3 конные роты - жандармов, легкую кавалерию и конных карабинеров, - которые перекрыли дороги, ведущие в Монтобан. 7 сентября герцог де Гиз доставил подкрепления из Прованса. Но 17 сентября мушкетная пуля сразила герцога Майенского прямо в глаз, что привело в отчаяние его солдат. Париж откликнулся на его смерть погромом гугенотов и поджогом их храма; Людовик был вынужден срочно выехать в столицу, чтобы навести порядок.

Тем временем помощь пришла и к защитникам города. 20 сентября 3 гугенотских батальонаи из Севенн выступили из Кастра, перешли в брод Тарн и Авейрон и 5 дней спустя были в полулье от Монтобана. Сражаясь с конницей и пехотой, 700 чел. пробрались через редуты и траншеи и пополнили ряды осажденных.
В октябре герцог де Монморанси привел из Лангедока 500 конников и 6.000 пехотинцев, но этого едва хватило, чтобы восполнить потери, понесенные королевскими войсками. К тому же 11 октября осажденные предприняли очень удачную вылазку, захватив 300 пленных и 1 кулеврину. 17 октября королевская армия устроила общий штурм., завершившийся полным провалом. Между там Роган занял позиции в ее тылу и мешал снабжению.

Коннетабль пытался вести переговоры о сдаче Монтобана. Защитники были готовы сдаться, если согласится герцог де Роган; но тот настаивал на всеобъемлющем договоре. Люинь, не уполномоченный заключать такие соглашения, начал вилять. Поняв, что зря теряет время, Роган решил не идти ни на какие уступки. Той же ночью осажденные усторили вылазку, захватив передовые траншеи противника и взорвав его пороховые запасы.
Узнав о тайных переговорах с главой гугенотов, Людовик, и без того разраженный дипломатическими провалами и военными неудачами, пришел в ярость. Больше всего его возмутило, что Люинь действовал за его спиной; могло создаться впечатление, что король Франции ведет двойную игру.

Зарядил дождь. Королевские военачальники уже не скрывали недовольства коннетаблем и уходили один за одним, или же требовали снять осаду. "Если наша решимость, предусмотрительность, храбрость, наши труды и бдения не смогли превозмочь небо, чуму, пурпурную лихорадку, окопное кровотечение и сотню других заразных болезней; если от армии в 45.000 солдат осталось 5-6.000, без маршалов, генералов, капитанов, лейтенантов и прапорщиков; если из 120 артиллерийских офицеров осталось всего 10; если нет ни полиции, чтобы следить за дисциплиной, ни инженеров для проведения земляных работ; если две трети из оставшихся погрязли в коварстве, а еще треть - в унынии, тоске и крайней усталости, удрученная ранами и холодом, по большей части без хлеба из=за болезней маркитантов, можем ли мы в таких жалких условиях творить чудеса"? - писал Люинь принцу Конде. Бассомпьер тоже считал, что лучше бросить эту затею, чтобы сохранить королю армию для лучших времен.

9 ноября осада Монтобана была снята, а осадные сооружения и окрестные деревни сожжены. Шеврез вернулся в Париж, Ледигьер - в Дофине, а Люинь с Бассомпьером повели армию на север, через Тулузу и Бордо. Королевская армия потеряла под Монтобаном половину состава".

ПЛАНЫ ОСАДЫ МОНТОБАНА В 1621 ГОДУ

IPB Image
фотохостинг png

IPB Image
загрузить картинку в интернет


Монтобан таки покорится королю, но позже - в 1629 году. Его укрепления, по большей части, будут разрушены.

Вышеизложенный текст приводится полностью по книге Екатерины Глаголевой "Людовик ХIII"

Сообщение отредактировал Бобровский Д. - 3.11.2015, 18:23


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 2.12.2015, 18:55
Сообщение #84


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image См. в галерее форума

Кристоф фон Штайнекер. род. 1612 - ум. 1671


Этот человек отличается от многих других описанных в этой теме, потому что был сыном пивовара и дворянство получил далеко не сразу....Однако, обо всем по порядку.

3-ий сын в семье состоятельного пивовара Дитриха из Цербста, Кристоф родился здесь, и, возможно закончил начальную гимназию в Цербсте. Уже в 14 лет вместе со старшим братом Отто Иоганном он пошел волонтером в датскую армию, видимо, даже не спросив родителей. В те времена мальчики в возрасте 10-15 лет могли зачисляться в армейские полки. А 15 лет считались идеальным возрастом для начала военной карьеры. Поскольку к 24 годам вполне могли претендовать на звание обер-офицера.

В 1626 году он выступает пикинером и капралом вместе с братом Отто Иоганном в битве при Луттере. Само по себе удивительно, что в столь юном возрасте он пережил это сражение. Многие датские полки в этой битве были разгромлены основательно. А после сражения кровожадные хорваты устроили настоящую охоту на датских бегущих и раненых пехотинцев, стреляя по ним даже с деревьев. 30 рот с большим количеством высших офицеров укрылись в замке Луттера.

После Любекского перемирия он вместе с братом переходит на шведскую службу и становится прапорщиком в 1631 году в пехотном полку Дитриха фон Вердера. В течении долгого времени он служит в шведском войске, присутствует во многих боях и получает ранения, например в битве на Широком поле (Брейтенфельде) мушкетная пуля поразила тело. В 1632 году, опять же в полку Вердера он получает чин майора. В том же 1632-ом Георг фон Брауншвейг-Люнебург присоединяется к осаждающей армии Фридриха Ульриха фон Брауншвайг-Вольфенбюттеля чтобы захватить Вольфенбюттель. В ходе осады Кристоф получает приказ защищать позицию, на которой он продержался будучи раненым выстрелом в ногу.

Пройдя все горнило первых 2/3 Тридцатилетней войны, 25-ти летний Кристоф Штайнкер жалуется грамотой на дворянство 19 сентября 1637 года. А уже 2 апреля 1628 года сочетается браком с 20-летней Агнес Софи фон Трампе.

К тому времени он уже входит в состав Старого Синего полка шведской короны, которым с 1636 по 1641 год командовал известный военачальник Банер, а в битвах при Витштоке, Янкове а также осаде Брюнна в 1645-ом полком руководит другой знаменитый генерал - Торстенссон. В какой мере Кристоф Штайнекер участвовал в этих событиях нельзя определить однозначно. Его следы вновь появляются в источниках лишь в 1646 году. К примеру 28 августа 1648 года в Праге он наказывает солдата за богохульные речи и непочтительное поведение... Супруга Штайнекера сопровождает мужа в компаниях этих лет, как это сказано в ее надгробной эпитафии.

В 1649 году он уже полковник Старого Синего полка. В этом же году происходит мятеж солдат полка подавленный с крайней жестокостью. После подавления бунта, он назначается комендантом Швайнфурта, который покинул в июле 1650-го, чтобы стать комендантом Штаде. А с 1652 года окончательно останавливается в Линдау. После смерти в 1658 году своей первой супруги, женится на Елизавете фон Горн, однако и этот брак оказывается бездетен...

IPB Image См. в галерее форума

Агнес Софи фон Трампе - супруга новоиспеченного аристократа smile.gif


P.S. Большую и подробную статью о нем на немецком можно прочитать здесь....Christoph von Steinaecker, Obrist

Сообщение отредактировал Бобровский Д. - 2.12.2015, 19:27


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 6.1.2016, 19:01
Сообщение #85


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image См. в галерее форума

Патрик Ратвен, первый граф Форт и первый граф Бедфорд. (род. 1573 - ум. 2 февраля 1651)

Патрик Ратвен был потомком сэра Уильяма Ратвена, 1-го лорда Ратвена. Пожизненный кадровый военный, Ратвен заработал свою репутацию на службе короля Швеции, в которую он вступил приблизительно в 1609 и оставил 1637 году. Он был отправлен в ссылку, чтобы сохранить свою фамилию, которая была вне закона в Шотландии в соответствии с парламентским актом от 1600 года. Как посредник он был очень полезен для Густава Адольфа поговаривают что во много из-за его способности "пить неизмеримо ", однако он также добился славы на поле сражения.

Его служба во время войны Тридцати Лет была впечатляющей. Он стал губернатором Ульма в 1632-ом и, возвысился до генерал-майора в этот же самый год. В следующем году Ратвен провел кампанию вдоль Дуная, где он захватил много баварских лошадей за пределами Эрбаха, благодаря чему заработал для себя продвижение до генерал-лейтенанта. После того он проводит кампанию как заместитель шведского фельдмаршала, Йохана Банера, проводившему кампанию вдоль Рейна в течение 1634 и 1635 годов. Ему дали значительную долю войска для атаки саксонского генерала, Вольфганга Баудисина в Демитце, где приблизительно 2500 из военнопленных он передал шведской армии. Однако не все было хорошо между Ратвеном и Банером. Последний обвинил его в небрежности в Галле в 1636-ом. После этого Ратвен возвращается в Шотландию, якобы для вербовки добровольцев, но решает оставить шведскую службу. Хотя Ратвен оставался на шведской платежной ведомости в течение другого года, он путешествовал домой через Францию, где он утверждал, что ему предложил жезл фельдмаршала Людовик XIII. Хотя он никогда не служил этому монарху, это упоминается на его английском свидетельстве о дворянстве.

СЛУЖБА КАРЛУ СТЮАРТУ.

С внезапным началом войн Епископов в Шотландии в 1639-ом, Ратвен предложил свои услуги Карлу I. Он принес клятву вместе с его двумя племянниками, генерал-майором Джоном Ратвеном и полковником Фрэнсисем Ратвеном, обоими ветеранами шведской службы. Они присоединились к когорте других шотландцев роялистов. Во время кампании 1639 года, он уменьшил число роялистов в Шотландии, поскольку ему нельзя было предоставить 'абсолютную власть' над ними... После того, как Берикское перемирие было согласовано, Ратвену разрешили разместить войска в Эдинбургском замке для короля, и он защищал его повсюду в 1640-ом, в том числе когда условия перемирия завершились. Ему и его английским войскам разрешили покинуть замок после долгих переговоров. Ради его рвения, король повысил его до звания пэра Шотландии как лорда Ратвена из Эттрика в 1639-ом еще во время войны Епископов и позже сделал его графом Фортом в 1642-ом.

Когда английская гражданская война вспыхнула в том же году, Рутвен присоединился к королю Карлу в Шрусбери приблизительно с 29 другими шотландскими старыми дворянами. Ратвен командовал силами Роялиста в сражении при Эджхилле после смещения назначенного командующего, Роберта Берти, Графа Линдси, после знаменитого спора о том, расположить ли армию по голландскому или шведскому стилю. В конце была выбрана шведское бригадное построение, и Ратвен принял команду. После сражения, Ратвен был назначен главнокомандующим всех армий роялистов.

Граф Форт заставил Графа Эссекса сдать Лоствитель и был ранен в первом и во втором сражениях при Ньюбери. В это время некоторые способности Ратвена, как главнокомандующего стали рушиться. Ратвен потерял благосклонность его военного подчиненного, принца Руперта, высокомерие которого он терпеть не мог. Они поругались прямо по дороге спеша, чтобы победить армию Торжественной лиги и Соглашения, которым командовал его друг, также шотландец, Александр Лесли. Веря ветреному Руперту, Ратвен возвратился в Оксфорд, оставив Руперта командовать войсками. Принц проиграл сражение Александру Лесли и его английским парламентским союзникам 2 июля 1644 года. Ратвен после того служил Шамбеляном (по сути камергером) принцу Уэльскому, наконец бросив полевую службу.

Ратвен все еще поддержал корреспонденцию с Акселем Оксеншерной, регентом и канцлером Швеции. Он посетил Швецию как представитель для Карла II, чтобы поднять военную поддержку запланированной экспедиции Монтроза в Шотландию. Ратвен, вступил в переговоры с королевой Кристиной, чтобы нанять опытных офицеров, деньги и оружие для доставки Роялистам в Шотландию и Ирландию. Хотя часто утверждается, что Ратвен умер в Данди 2 февраля 1651 года около дома его родственника, полковника Патрика Мора, фактически он умер в Букстехуде только за пределами Гамбурга. Он был в пути от Кальмара до Копенгагена и Бремена с сэром Уильямом Суонном и 2 компаньонами. В Букстехуде Суонн и Мор взяли тело Ратвена в соседний монастырь, после чего оно было возвращено в Шотландию для похорон. Очевидно, он погребался под Данди в приходской церкви Монифита в Дареме. Церковь была снесена и восстановлена в 1812 году. Неизвестно, что случилось с могилой Рутвена, хотя мемориальная доска, ознаменовывающая его, найдена в современной церкви.

Патрик Ратвен, первый граф Форт и первый граф Бедфорд не оставил после себя сыновей и его титулы ликвидировались.

P.S. Ратвен был, согласно многочисленным источникам, серьезным алкоголиком, и был называем время от времени "Rothwein" (красное вино). Уже во время его отставки как главнокомандующего в 1644-ом, он, как говорят, показал ясные признаки хронического повреждения алкоголем и, должно быть, это был способствующий фактор, по которому, он был заменен принцем Рупертом Пфальцским на посту главнокомандующего сил короля Карла.

Офицер Желтого полка Густава Адольфа
Многие офицерские должности в армии Северного Льва, занимались выходцами из Шотландии, среди которых одну из главных ролей сыграл вышеописанный герой.



Эскизы прикрепленных изображений
Прикрепленное изображение

--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 13.2.2016, 14:11
Сообщение #86


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


Уже как то писал о графе Гебриане, Жане-Батисте Бюде...

Однако, в интернете появились новые сведения о нем из...Noailles A.-M., vicomte de. Épisodes de la guerre de Trente ans. Le maréchal de Guébriant (1602—1643). — P.: Perrin et Cie, 1913.

IPB Image См. в галерее форума



Младший сын Шарля Бюда (ум. 1619), барона де Сасе и де Гебриана, и Анны де Катрево-Бюд.

Воспитывался в иезуитском коллеже Ла Флеш, затем был отправлен дядей Жаном де Ла Курбом в Голландию учиться военному делу. Принимал участие в нескольких походах войск Ришелье против гугенотов Лангедока, служил в полку Плесси Бюа, участвовал в осаде Алета.
После дуэли, в которой он был секундантом Рене Криспен дю Бека, сына маркиза де Варда, Гебриан в 1626 году был вынужден бежать в Венецию, но его дядя через некоторое время смог добиться у короля прощения. 24 января 1630 получил роту своего дяди в Пьемонтском полку, в том же году в ходе войны за Мантуанское наследство участвовал с ней в осаде Вигано, где был ранен мушкетной пулей в правую щеку. Поскольку он в этот момент разговаривал, пуля вылетела через рот, повредив лишь мягкие ткани. Тем не менее, рана полностью так и не зажила, и Гебриану приходилось постоянно носить пластырь.
12 марта 1631 получил роту Французской гвардии, после отставки маркиза Вианте. До 1635 года сопровождал короля во всех поездках по Франции и в Лотарингию.

Кампания 1635 года.

С началом франко-испанской войны и вступлением Франции в Тридцатилетнюю войну в 1635 году был направлен в составе армии кардинала де Ла Валетта в Германию, с заданием привести 12 тыс. человек на помощь Бернгарду Саксен-Веймарскому. В этом походе Гебриан командовал 12 ротами гвардейцев.
11 августа при штурме Бингена Гебриан возглавлял батальон из шести рот гвардейцев. 24 августа войска переправились через Рейн у Майнца, соединились с веймарцами, и 21 сентября выступили на Сент-Авольд, имея в авангарде части виконта Тюренна. По пути они разбили восемь имперских полков генерала Коллоредо (4 тыс. венгерской и немецкой кавалерии) у Мессенхейма. Гебриан командовал одним из батальонов авангарда. 27-го состоялось еще одно сражение с войсками Маттиаса Галласа (девять имперских полков и шесть полков кроатов и драгунов), пытавшимися отрезать франко-веймарцам пути отступления и атаковавшими из засады у моста Буле. В этом бою Гебриан командовал сводным отрядом из 400 мушкетеров, и отличился в бою, орудуя саблей и эскопетом.

Кампания 1636 года.

В 1636 году испанская армия принца Томаса Кариньянского, Иоганна фон Верта и Оттавио Пикколомини перешла в наступление в Пикардии; после сдачи нескольких крепостей, комендантов которых Ришелье за трусость приговорил к смерти, Гебриан 6 июля получил приказ с 6 тыс. человек удерживать городок Гиз, рассматривавшийся как последняя ключевая позиция. Противник подступил к городу 13-го, и через три дня потребовал сдачи, угрожая 25 орудиями, расположенными перед городом на равнине Рюку. Твердость ответа Гебриана, посоветовавшего принцу сначала попробовать разбить тридцать саженей крепостных стен, а потом идти на штурм, заставила последнего убраться в тот же день. В сентябре Гебриан выступил из города с отрядом, заманил в засаду испанского капитана Лорме, за голову которого Ришелье назначил 2 тыс. пистолей, и взял его в плен.

Кампания 1637 года

Вызванный к королю, он 1 апреля 1637 был произведен в лагерные маршалы, и получил приказ отправиться под начало герцога де Рогана в Вальтеллину. После заключения договора между Граубюнденом и императором французам пришлось эвакуировать долину. 4 мая армия была направлена в Италию на помощь герцогу Савойскому, но, поскольку Роган не хотел подчиняться командовавшему там маршалу Креки, 28-го поступил новый приказ, и часть войск выступила во Франш-Конте, на соединение с армией герцога де Лонгвиля. В Женеве Роган взял длительный отпуск по болезни, и армию возглавил Гебриан. Выступив из Же 23 июня с тремя тысячами пехоты, и пятьюстами всадниками, он серией последовательных ударов брал все города на пути следования, и 17 августа соединился с войсками Лонгвиля.
Герцог де Лонгвиль имел 6 тыс. пехоты и 4 тыс. кавалерии и задание провести диверсию во Франш-Конте, чтобы облегчить действия кардинала Ла Валетта во Фландрии и Бернгарда Саксен-Веймарского в Германии. В соответствии с приказом Ришелье, Гебриан вошел в подчинение Лонгвиля.
31 августа они взяли штурмом Блеттеран, цитадель сдалась 3 сентября. Когда армия была распущена на зимние квартиры, Гебриан 26 ноября был вызван ко двору.

Кампания 1638 года

4 февраля ему было поручено командование в бальяжах Бассиньи, Лангр и Шомон во Франш-Конте, но, по прибытии туда, выяснилось, что войск для активных действий недостаточно. 13 марта он был направлен на усиление армии Бернгарда с отрядом, набранным в районе Туля. 3 мая Гебриан соединился с немецкими наемниками у Нойбурга, приведя 2500 человек и иностранный кавалерийский полк Шмидтберга (тысяча немцев). Общая численность франко-вемарских войск составила 15 900 чел., при 25 орудиях большого и малого калибра.
Через несколько дней Гебриан помог веймарцам отбросить генерала Галласа обратно за Рейн, а затем закрепился между Рейном и Майном. Вместе с Бернгардом он заставил имперцев снять осаду Майнца, а затем содействовал ему в блестящем отходе к Мецу и последующей кампании, где Саксен-Веймар победил в восьми сражениях и взял три крепости, имевшие репутацию неприступных.
1 июня Бернгард и Гебриан осадили Брайзах, первоклассную крепость, прикрывавшую один из основных маршрутов вторжения в Германию. 10 августа они победили фельдмаршала Гётца и генерала Савелли, захватили конвой, который имперцы пытались ввести в город, убили 500 человек, взяли 1200 пленных, 11 орудий, 2 мортиры, 56 значков и знамен. Гебриан содействовал виконту де Тюренну, отразившему 24 октября Гётца и Ламбуа, атаковавших оборонительные линии. В сражении, длившемся весь день, имперцы потеряли три тысячи человек. 19 декабря Саксен-Веймар взял Брайзах, к великому огорчению императора, потерявшего, по его словам, «одну из драгоценнейших жемчужин своей короны»

Кампания 1639 года

Ришелье, опасавшийся, что Бернгард оставит занятые территории за собой, поручил Гебриану добиться от него письменного обязательства сохранять оккупированные земли от имени короля. В кампанию 1639 года 10 января был подчинен Ландскрон, 14-го долина Мортау, 16-го город Мортау, 25-го сдался Понтарлье, 14 февраля Нозеруа, 19-го Шатовилен, 20-го Монфокон. Кампания, разворачивавшаяся под наблюдением Ришелье, была прервана неожиданной смертью Бернгарда в Нойбурге 16 июля. Свою армию и знаменитого боевого коня Ворона он завещал Гебриану, предпочтя его в качестве командира ученикам Густава Адольфа.
Приняв на французскую службу веймарские банды, и приведя их 22 октября к присяге королю, Гебриан обрушился на Нижний Пфальц, захватив несколько городов, поставил французский гарнизон в Брайзахе и 28 декабря занял переправу через Рейн у Бахараха. Перейдя Рейн, он соединился с войсками фельдмаршала Юхана Банера, к которому вошел в подчинение, как к главнокомандующему коалиционными силами в Германии. Главнокомандующим французской армией в Германии был назначен герцог де Лонгвиль. 23 января веймарцы расположились на зимних квартирах в Веттерау.

Кампания 1640 года

2 января Гебриан получил под командование пехотный полк, а 20 марта — немецкий драгунский полк. В марте испанский генерал Хуан Верруго, командовавший во Франкентале и Нижнем Пфальце, осадил Бинген. Гебриан поспешил на помощь городу, переправился через Рейн под огнем орудий противника, и 22 марта нанес ему поражение; испанец бежал, бросив в реку пушки и мортиры.
Пользуясь болезнью Лонгвиля, Банер пытался переманить веймарцев в свою армию, находившуюся на шведской службе, но на 9/10 состоявшую из немцев. Интриги шведского фельдмаршала и его попытки подорвать авторитет французского короля привели к натянутым отношениям между союзниками.
Под давлением имперцев Банер покинул Богемию. В мае французские, гессенские, люнебургские и шведские войска встретились у Эрфурта, образовав внушительную силу в 80 эскадронов и 23 батальона (32 тыс. чел.) 18 мая союзники подошли к позициям имперско-баварской армии эрцгерцога Леопольда, Пикколомини и Мерси у Заальфельда, простояли там до 12 июня, но, вопреки желанию младших командиров, Торстенсона и Гебриана, так и не решились дать сражение.
Подстрекаемые шведами, веймарцы хотели разорвать договор с Францией, но Гебриану удалось их переубедить, и 17 августа армия принесла присягу Лонгвилю.
21 августа Гебриан отличился при штурме имперских позиций на высотах у Фрицлара, затем в деле у Вильдунгена в графстве Вальдек. Лонгвиль из-за тяжелой болезни 26 сентября сдал командование Гебриану, который, несмотря на свой невысокий чин, оказался командующим всеми франко-веймарскими войсками, фактически став генерал-лейтенантом армий короля в Германии.
Имперцы пытались закрепиться на Везере, где навели мост, но Банер и Гебриан нанесли им поражение, уничтожили переправу и обеспечили контроль над Брауншвейгом.

Кампания 1641 года

Узнав об окружении Банера в Богемии превосходящими силами противника, Гебриан двинулся ему на помощь. Форсированным маршем через горы, где солдаты шли по колено в снегу, он вышел к Цвиккау, куда 29 марта подошел Банер, сумевший прорваться из Богемии. Союзники планировали атаковать Регенсбург, где заседал рейхстаг, но ледоход, начавшийся на Дунае, сделал переправу невозможной. 10 мая шведский командующий умер, оставив, по примеру Саксен-Веймара, своих наемников Гебриану.
Временно объединив командование своими и шведскими войсками, Гебриан 18 мая разбил имперцев у Вейсенфельса, 29 июня нанес им крупное поражение у Вольфенбюттеля, положив 2 тыс. человек и взяв 45 знамен и штандартов, а 24 августа заставил Пикколомини снять осаду Геттингена.
12 октября произведен в генерал-лейтенанты; по словам Франсуа Пинара, 15-го был пожалован в рыцари ордена Святого Духа, который ему не успели вручить. В «Каталоге рыцарей, командоров и офицеров ордена Святого Духа», содержащем списки представленных к ордену, но не получивших его, имя Гебриана отсутствует.
3 декабря отделился от шведов, направившись вместе с гессенцами в Вестфалию, расположившись на зимних квартирах в Юлихе.

Кампания 1642 года

Получив известия о сосредоточении крупных имперских сил, Гебриан в январе быстро собрал свои войска, 12-го соединился с гессенцами на Везеле, 16-го занял Ординген, а на следующий день нанес противнику сокрушительное поражение при Кемпене, уничтожив 2 тыс. человек, взяв в плен 5 тыс., генералов Мерси, Ламбуа и Ладрона, артиллерию, обоз и 160 знамен.
За эту победу 22 марта он получил маршальский жезл; в том же году получил титул графа. Несмотря на довольно внушительные успехи, положение французов в Германии оставалось весьма шатким, так как их армия, собранная из подонков всех национальностей, была малодисциплинированной и ненадежной.
До осени Гебриан занимался покорением Вестфалии, а в ноябре направился на помощь Торстенсону, уничтожившему имперскую армию эрцгерцога Леопольда и Пикколомини во втором сражении при Брейтенфельде и осадившему Лейпциг, но понесшему большие потери и опасавшемуся контрудара фон Верта, сосредоточившего крупные силы между Кёльном и Франкфуртом.
26 ноября Гебриан прибыл в Мюльхаузен, откуда послал на помощь шведам 2-тыс. отряд. 5 декабря Лейпциг сдался; полководцы встретились в Бутстедте, и Торстенсон пытался убедить союзника идти вместе с ним в Богемию. Это противоречило указаниям короля и могло привести к полному развалу армии, поэтому Гебриан отказался, и вернулся зимовать в Брейсгау.

Кампания 1643 года. Смерть маршала

В кампанию 1643 года Гебриан командовал обсервационной армией, помешавшей численно превосходящим баварской и лотарингской армиям прийти на помощь Тионвилю, осажденному герцогом Энгиенским. Город пал 10 августа; в свою очередь, герцог послал на усиление Гебриана отряды графа Ранцау.
8 ноября маршал осадил Ротвейль. 17-го ядром 3-хфунтового фальконета ему разорвало правый локоть. Руку пришлось ампутировать, но заражение привело к гангрене. 19 ноября войска пошли на штурм. Гебриана внесли в капитулировавший город, и бургомистр положил ключи на ложе умирающего. 24-го маршал умер, завещав Ворона королю, с просьбой поместить его в главной конюшне и хорошо о нем заботиться. Это пожелание было исполнено.
В тот же день граф Ранцау, принявший командование франко-веймарцами, потерпел сокрушительное поражение при Туттлингене от Франца фон Мерси, выкупленного из плена и возглавившего баварские войска. Ранцау и многие офицеры попали в плен, а армия рассеялась.
5 декабря La Gazette Теофраста Ренодо сообщила парижанам печальное известие о смерти полководца, ставшей третьей крупной потерей после кончины Ришелье и короля Людовика. 24-го тело было доставлено в столицу и 8 июня, по примеру останков Дюгеклена, погребено в соборе Нотр-Дам со всей возможной пышностью, в присутствии королевы-матери Анны Австрийской, двора и огромного скопления народа. Речь, произнесенная Никола Грийе, епископом Юзеса, в том же году вышла отдельным изданием.
Вдова утвердила план мавзолея маршала, но, будучи занята выполнением важных дипломатических поручений, к моменту своей смерти в 1659 году еще не успела закончить строительство. В конце XVIII века собор был осквернен революционерами, могила разграблена, останки выброшены, а надгробие разбито. В ходе реставрации храма на его место поместили кенотаф современной работы с изображением графа и графини де Гебриан.

IPB Image См. в галерее форума

ФРАНЦУЗСКИЕ КИРАСИРСКИЕ ДОСПЕХИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ ХVII ВЕКА.

P.S.

Анри Мартен подводит итоги деятельности Гебриана следующими словами:

Этот блестящий генерал, проявивший способности высшего разряда и всех видов в германской войне, столь трудной и неблагодарной, где надо было непрерывно договариваться и действовать с требовательными и подозрительными союзниками, совершать форсированные марши через обширную, лежащую в руинах страну, удерживать вместе немцев, всегда готовых к мятежу, и французов, всегда готовых дезертировать, поскольку воевать приходилось в опустошенных зарейнских землях.

— Martin H. Histoire de France. T. XIV, p. 20


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
ZIGFRID
сообщение 19.2.2016, 0:24
Сообщение #87


Новичок
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 193
Регистрация: 21.1.2016
Пользователь №: 811 597

Город:
Москва




Репутация:   7  


IPB Image
фотохостинг бесплатно

Славный Вояка!!!
ПАППЕНГЕЙМ Готфрид Генрих
Происходил из старинной баварской фамилии. Его родители — Вейт цу Паппенгейм (Veit zu Pappenheim, 1535—1600) и его вторая жена Мария-Саломе фон Прейсинг-Копфсбург (Preising-Kopfsburg).

Готфрид-Генрих получил хорошее образование, учился в Альтдорфском и Тюбингенском университетах. Обратив на себя внимание императора своей образованностью, Паппенгейм был назначен имперским надворным советником, но вскоре перешел в военную службу и в 1614 году поступил в подчинение курфюрста Максимилиана Баварского (главы Католической лиги).

В 1615 году Паппенгейм участвовал в войне за Юлих-Клевское наследство и лишь в это время перешел из протестантства (в котором был воспитан с детства) — в католичество.

В 1620 году Паппенгейм в чине подполковника, командовал полком и принял участие в военных действиях против восставших чехов. Отличился в сражении при Белой горе, где он атаковал пехотный полк графа Шанка и, израненный, остался на поле сражения. Очнулся подполковник только на следующее утро, когда один из солдат хотел снять с него мундир. Паппенгейм был узнан и отвезен в Прагу, где вскоре оправился от ран.

В 1623 году на Имперском сейме в Регенсбурге император возвел Паппенгейма в рыцарское достоинство и назначил его начальником испанской кавалерии в Ломбардии, откуда тот возвратился в 1625 году.

В 1626 году, когда вспыхнуло восстание в верхней Австрии и 80 тысяч мятежников осадили город Линц и разбили несколько имперских и баварских отрядов, спешивших на его выручку, Паппенгейм с 6 тысячами старых испанских войск, искусно обманув бдительность осаждавших, внезапно явился у Линца, соединился там с другим отрядом имперцев и, разбив мятежников при Эффердинге, Гмюндене и Феклябрюке, победою при Вольфсеке закончил эту войну.

В 1627 году он действовал против войск датского короля Кристиана IV и взял после упорного сопротивления Вольфенбюттель.

В 1629 году, после удаления Валленштейна от командования имперской армией и назначения вместо него Тилли, Паппенгейм был произведен в генералы-от-кавалерии, назначен командующим всей конницы и принял видное участие в войне против шведского короля Густава-Адольфа.

Первым его предприятием был поход против герцога Франца Лауэнбургского, который набирал войска для шведского короля во владениях ганзейских городских республик Гамбурга и Любека и расположился на квартирах в Ратцебурге. Паппенгейм обложил этот город и принудил к сдаче. Отсюда он двинулся к Магдебургу и много содействовал как осаде, так и последовавшей резне, разорению этого некогда цветущего города. Когда Тилли отправился в Гессен для исполнения так называемого Реституционного эдикта, Паппенгейм с 8 тысячами человек остался в Магдебурге наблюдать за действиями Густава-Адольфа, который стоял на нижней Эльбе в Вербенском лагере.

Когда в августе 1631 года Тилли вторгся в Саксонию, Паппенгейм шел впереди его и открыл враждебные действия взятием Мерзебурга, затем последовало знаменитое сражение при Брейтенфельде, которое было начато Паппенгеймом и проиграно вследствие расстройства и бегства его конницы. Имея всего около 6 тысяч человек, Паппенгейм освободил имперского генерала Мансфельда, окруженного шведским фельдмаршалом Баннером. Соединившись с войсками Мансфельда, Паппенгейм хотел атаковать с двух сторон неприятеля, но Баннер повернул на Кальбе. Паппенгейм последовал за ним и атаковал шведский лагерь. Присоединив к себе имперский гарнизон Магдебурга, Паппенгейм двинулся навстречу герцогу Люнебургскому. Между тем, Баннер освободил Магдебург и, соединившись с герцогом Вильгельмом Веймарским, пошел на помощь к герцогу Люнебургскому. Положение Паппенгейма становилось опасным. Не желая жертвовать Вольфенбюттелем, но и не желая в нём запираться, Паппенгейм решился на следующее: подкрепив гарнизон, он с остальными войсками начал партизанскую войну, которую и вел с замечательным искусством. Мешая шведам вербовать войска и собирать продовольственные припасы в нижней Саксонии, он сам жил за счет своих противников, угрозами наводя страх на мелких владетелей; он нападал на рассеянные по стране неприятельские отряды и перехватывал транспорты. Когда же герцог Вильгельм и фельдмаршал Баннер ушли в Тюрингию, Паппенгейм, усилившийся до 20 тысяч человек, остался полновластным хозяином всей западной Саксонии, которая сильно пострадала от хищности и жестокости его необузданных войск.

Из Саксонии Паппенгейм направился к Рейну, так как курфюрст Кельнский просил его помощи. Прибыв с 15 тысячами человек на Рейн, Паппенгейм двинулся к Маастрихту, осажденному голландцами, под командованием принца Генриха Оранского, и 7 августа атаковал голландский лагерь, но не поддержанный командующим испанской армией Кордова, был отбит с большими потерями.

С берегов Рейна неутомимый Паппенгейм вновь кинулся в Нижнюю Саксонию, где герцог осаждал Вольфенбюттель, а шведы — Падерборн. Соединившись с генералом Гронсфельдом, Паппенгейм оттеснил их и в несколько недель овладел всеми сдавшимися шведам городами.

В это время на театре войны вновь явился Валленштейн, облеченный неограниченными правами над всеми военными силами империи. Получив приказание Валленштейна присоединиться к нему, Паппенгейм привел в Мерзебург только 9 тысяч человек, большей частью конницы. Во время битвы при Люцене Паппенгейм в критическую минуту прискакал на поле битвы с 8 полками кирасир и драгун (4—5 тысяч сабель), бросился в бешеную атаку на расстроенные боем колонны шведов и отбил потерянную имперцами артиллерию. 7 раз ходил в атаку Паппенгейм и, будучи ранен пистолетной пулей и фальконетным ядром, упал с лошади. Лежа на земле, он продолжал воодушевлять свои эскадроны. Отвезенный в Лейпциг, он скончался на следующее утро, утешая себя перед смертью тем, что прожил несколько дольше, чем его противник, ГуставIPB Image

Сообщение отредактировал Бобровский Д. - 20.2.2016, 11:02
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 26.2.2016, 22:53
Сообщение #88


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image См. в галерее форума

Сэр Чарльз Рич. Мы не знаем, когда именно родился этот человек, есть только этот портрет и дата его смерти. 1627 год. Год битвы у острова Ре. (на портрете изображен в полных кирасирских доспехах и круглом воротнике характерным для этих лет).

Был одним из 7 детей лорда Уорвика и Пенелопы Деверо (дочери фаворита королевы Елизаветы).

"Событие, известное под названием «экспедиция на остров Ре», хотя и не является одним из ключевых в военной истории XVII века, несомненно, стало кульминационным пунктом карьеры Джорджа Вильерса, герцога Бекингема, и его основным козырем в борьбе за почет и даже славу, которую он надеялся стяжать.

На этот раз уже не могло идти и речи о том, чтобы главный адмирал доверил кому бы то ни было командование кампанией. Он отправился на войну собственной персоной на борту роскошного корабля «Триумф», и именно ему должны были достаться все лавры победы.

16 мая 1627 года Бекингем дал в Йорк-Хаузе великолепный пир в честь короля и королевы. После еды была показана «маска», по ходу которой псы Клеветы кидались на адмирала, побуждаемые Завистью, однако их заставляла замолчать Истина. Все ясно, если не сказать: прямолинейно. 11 июня Карл прибыл в Портсмут и провел смотр флота. Он передал своему другу официальные инструкции: «Ваша задача состоит не в том, чтобы поднять восстание во Франции, а в том, чтобы помочь ларошельцам защитить свои права. Когда Вы окажетесь на расстоянии видимости от Ла-Рошели, Вы спросите жителей, желают ли они Вашей помощи. Если их ответ будет отрицательным, Вы вернетесь в Англию. Если он будет положителен, Вы передадите командование сопровождающему Вас Субизу. После этого Вы освободите наши корабли, которые удерживаются в Бордо в нарушение всех прав. Затем Вы поплывете вдоль берегов Испании и Португалии, захватывая испанские корабли, вплоть до Азорских островов и даже до Новой Земли, если будет необходимо».Подобная программа настолько нереальна, что можно усомниться, что Карл и Бекингем принимали ее всерьез. Но кто знает?

Как всегда, встречные ветры и волны задержали отплытие. Наконец 27 июня на рассвете якоря были подняты и величественный флот вышел в спокойное открытое море. Впечатляющее зрелище: издалека можно было видеть 77 кораблей, разделенных на пять эскадр. На кораблях плыли 6 тысяч пехотинцев, 200 всадников, 20 пушек, – было отчего порадоваться сердцу короля Англии, который ни секунды не сомневался в том, что на его глазах открывается славная страница истории его страны.

Иллюзия была тем более простительна, что ни на горизонте, ни в океане не было видно ни одного французского паруса. Бекингем приблизился к побережью Ониса на расстояние видимости через 13 дней, 10 июля (20 июля по французскому календарю) при полном спокойствии моря. Некий поэт, почувствовав вдохновение, заранее воспел триумф экспедиции:

Я видел, как владыка Эдуард
При Слeйсе обагрил французской кровью воды.
Я помню, как суда Елизаветы
С позором гнали прочь Великую армаду.
Но нынче вижу большую победу:
Без разрушений, без боев, не встретив
Ни одного врага, ты утвердил
Триумф своей счастливой, непреложной власти.

Уж лучше бы поэт не поддавался вдохновению и подождал несколько дней, прежде чем хвататься за струны своей лиры.

Нельзя сказать с уверенностью, что именно Ре был целью экспедиции при отплытии. В любом случае, такая цель заранее не ставилась. Речь шла о том, чтобы занять (или «освободить», согласно официальной терминологии) Ла-Рошель. Впоследствии Субиз, хорошо знавший местность, обратил внимание адмирала на важность стратегического положения острова, с которого можно было контролировать побережье подле города. Именно поэтому захват острова оказался выгоден для проведения операции. Бекингем сразу же понял это и – вполне обоснованно – приказал начать военные действия именно в этом месте.

Однако оказалось, что Субиз – плохой советник в отношении политической ситуации в Ла-Рошели и желания жителей города воевать с королем Франции. Конечно, Людовик XIII уже в течение долгих лет старался положить конец относительной независимости протестантов, рассматривавших город как «безопасное место», дарованное гугенотам Нантским эдиктом. Король построил у входа в порт крепость Святого Людовика, в которой держал гарнизон. Ларошельцы постоянно требовали снесения этого форпоста. Вместе с тем после многих лет ожесточенной борьбы, 5 февраля 1626 года между мятежным городом и королевским правительством было заключено соглашение, и горожане, входившие в городской совет, не имели ни малейшего желания начинать драку, зная, что могут потерять все.

Несмотря на это, в Ла-Рошели существовала воинственная партия. Ее вдохновляла герцогиня де Роган, мать Субиза; однако в июне-июле 1627 года эта партия не составляла большинства населения. Прибытие английского флота не только не пробудило энтузиазма, но скорее насторожило жителей города. Дальнейшую судьбу предприятия Бекингема решило именно это изначальное непонимание позиций заинтересованных сторон.

Высадка в Саблансо.

Развитие операций на острове Ре известно нам из свидетельств многочисленных очевидцев, как англичан, так и французов. Они сходятся в главном и дополняют друг друга, хотя и высказывают противоречивые суждения о главном адмирале, руководителе экспедиции. Но при этом все они признают его человеческие качества и личную храбрость, каковые никто не ставит под сомнение, несмотря на печальный исход самого дела.

С тех пор как два года назад Субиз захватил остров, явившись сюда на краденых кораблях, военное положение радикально изменилось. По приказу Ришелье было построено два форта: большой – Сен-Мартен-де-Ре и поменьше -Ла-Пре (к востоку от Сен-Мартена).

Оба форта стояли напротив входа в пролив Пертюи-Бретон, естественного подступа к городу для кораблей, идущих с севера. В обоих находились королевские гарнизоны под командованием будущего маршала де Туара, которого протестанты Ла-Рошели всей душой ненавидели. Вопреки тому, на что рассчитывал Субиз, высадка на берег оказалась сопряжена с серьезными трудностями.

В качестве места высадки Бекингем и Субиз избрали побережье Саблансо, то есть часть острова, которая была ближе всего к большой земле. Когда 23 июля Туара увидел маневры флота Бекингема перед этим берегом, он поднял по тревоге все свои пешие и конные отряды. Однако английской артиллерии быстро удалось нарушить порядок наспех построенных войск. Горящий жаждой деятельности Бекингем лично следил за тем, как его люди садятся в шлюпки. При этом не раз случались дисциплинарные нарушения, и он сразу набрасывался на тех, кто не хотел подчиняться. Он стоял по пояс в воде, подбадривал нерешительных и угрожал строптивым.

Едва они оказались на суше, завязался кровавый бой. К полудню берег был усеян трупами людей и лошадей, по большей части французских. Туара отдал приказ отходить к Сен-Мартену. Французы заперлись в этой крепости, а в Лa- Пре остался небольшой гарнизон. Теперь англичане владели всем островом, кроме этих двух укреплений. Несомненно, то была победа. В течение всего дня Бекингем героически сражался со шпагой в руке. Увидев распростертого на песке раненого, он, рискуя захлебнуться в нарастающей приливной волне, взял его на руки и дотащил до берега. В этот день он показал себя истинным командующим армией. После высадки очевидцы-французы не могли не воздать должное благородству адмирала: «Бекингем доказал свою щедрость и великодушие, отказавшись от выкупа, который Туара предлагал за тела погибших французов. Герцог велел перевезти их в Сен-Мартен для захоронения и наградил пажа [посланного к нему Туара с данной просьбой] двадцатью золотыми монетами, а трубача – десятью. Состязаясь с ним в щедрости, Туара отпустил пятерых английских пленных, вручив каждому по десять пистолей».

Английский король принял известие о победе с энтузиазмом: «Стини, я получил сообщение о том, что ты счастливо и удачно захватил Ре. Я молю Бога послать тебе столько же радости, сколько мне доставила эта новость. Я сейчас занят тем, что готовлю тебе помощь, и скоро ты узнаешь, что я могу порадовать тебя действиями, а не только словами…»
(НАПИСАНО ПО КНИГЕ Мишель Дюшен: Герцог Бекингем)

Вполне возможно, что именно в этом кровавом бою и сложил голову сэр Чарльз Рич, чей портрет выше мы видим.

IPB Image См. в галерее форума

IPB Image См. в галерее форума


P.S. Портрет герцога Бекингема, написанный перед отплытием в экспедицию 1627 года.

IPB Image См. в галерее форума

Сообщение отредактировал Бобровский Д. - 27.2.2016, 12:19


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 29.6.2016, 17:47
Сообщение #89


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


Один из моих любимых портретов. smile.gif
Как то даже статью для газеты о нем готовил...
Выкладываю.

IPB Image См. в галерее форума

Забытый предок знаменитого поэта.

Известного английского поэта эпохи Романтизма – Джорджа Гордона Байрона (род. 1788 - ум. 1824), если не читали, то слышали о таковом наверняка все. Однако, очень мало кто за приделами Британского острова, да и на нем наверняка не каждый, знает про его далекого предка жившего во времена Гражданской войны 1640-ых гг. и отличавшегося крайней лояльностью и верной службой королю Карлу Стюарту. Его имя Джон Байрон, 1-ый барон Байрон.

Сегодня нам о нем красноречиво говорит портрет кисти художника Уильяма Добсона, находящейся в коллекции Тэблей Хаус. На полотне размером 142 х 120 см., на нас смотрит темноволосый человек, в костюме английского аристократа времени Гражданской войны. Вокруг его пояса обмотан алый шарф – знак того что его обладатель является сторонником короля Карла, пышно и прихотливо написанный художником. Сильный и надменный взгляд этого человека, шрам на его лице, а также рука повелительно указующая на задний план картины, где происходит сражение – выдают в нем военного. Об этом же говорит добротный дублет из желтой буйволовой кожи, и металлическая кираса, частично скрытая под кружевным воротником аристократа – обязательные атрибуты кавалерийского командира тех лет. Маленький паж негритенок держит в поводьях белую лошадь своего господина. А так называемые “соломоновы колонны” на заднем плане, говорят о его преданности идеям королевского абсолютизма. Портрет был написан в Оксфорде, в начале 1643 года, когда этот университетский город стал главной ставкой сил роялистов. Байрон заказал портрет у Добсона в память о своем ранении, которое он получил в ночь на 1-ое января 1643 года в бою при Берфорде. Однако начнем по порядку…

Байрон родился в 1599 году, однако точная дата его рождения не известна, и был старшим из 7 сыновей также Джона Байрона (умер в 1625), дворянина из Ланкашира, обосновавшегося под Ноттингемом. Его матерью была Энн Молинеукс, дочь сэра Ричарда Молинеукса, также еще одного помещика из Ланкашира. Семья Байронов была обременена большими долгами, которые остались после смерти деда нашего героя в 1623 году. После посещения Тринити-Колледжа, в Кембридже, Байрон был посвящен в рыцари во время коронации Карла I, состоявшейся в феврале 1626 года. Тогда о нем говорили как об “очень прекрасном джентльмене... совершенно сведущим во французском и итальянском языках”. Не смотря на это, он оставался обремененным долгами и большим количеством младших братьев, которых надо было как-то поддерживать. Он заседал как член парламента от Ноттингемшира в 1624 и 1628 годах, и служил главным шерифом Ноттингемшира в 1634. В это время Байрон активно занимается хозяйственными делами своей провинции, в частности разрабатывает угольные шахты в поместьях Ланкашира, купленных у сэра Роберта Хита.

Но, Байрон по своей натуре не мог быть простым помещиком, радеющим о благе и приумножении хозяйства, его призвание было – война. Люси Хатчинсон, которая вышла замуж за кузена Байрона – Джона Хатчинсона, написала что “Байрон был воспитан воином”. Тем не менее, у нас нет никаких доказательств его военной деятельности вплоть до так называемых Епископских войн 1639-1640-ых гг., когда он выступил в качестве капитана кавалерии отряда короля. Эти войны были затеяны королем Карлом против мятежной Шотландии, и послужили толчком к ссоре короля с парламентом из-за денежных средств на их ведение, что привело к началу Гражданской войны. В течение декабря 1641 года, поскольку политическая конфронтация между королем и парламентом усилилась, король назначил его лейтенантом Лондонского Тауэра. Палата общин возразила против назначения и приказала, чтобы городское ополчение блокировало Тауэр. Байрон был вынужден уйти в отставку в начале 1642 года. Король долгое время не соглашался ее ратифицировать, однако Байрон сам попросил его об этом. Члены парламента ненавидели Байрона лютой ненавистью, видя его не сгибаемую волю и преданность королю.

Когда война вспыхнула в полную силу, Байрон был одним из первых, кто присоединился к Карлу в Йорке, и прошел с ним к освобождению Ковентри 20 августа 1642. Отсюда он был послан Карлом на защиту Оксфорда. 28 августа в Брекли, его отряд после долгого марша был неожиданно атакован и вынужден быстро отступить к пустошам. В беспорядке отступления одна из коробок багажа содержащая деньги, одежду и другие вещи, имеющие большое значение была утеряна. Ценность взятой добычи оценена не меньше чем 6,000 или 8,000 ливров, и заключенные, взятые парламентариями, как говорят, были обысканы, ограблены и брошены в Тауэр. Байрон пишет грозное письмо, в котором клянется взыскать утраченное со временем из состояния своих врагов. Декларация палаты лордов и палаты общин, 11 сентября 1642 года, в свою очередь, закрепила за ним титул предателя общественных интересов.
Байрон достиг Оксфорда 28 августа и остался там до 10 сентября. После отъезда из Оксфорда направился в Вустер, куда прибыл 17 сентября. По пути преследовался лордом Сеем и должен был сражаться на дороге. Он одержал победу над парламентариям в Поуик-Бридж 22 сентября, но счел необходимым эвакуироваться из Вустера, который так и не укрепил, на следующий день. В первом крупном сражении Гражданской войны - битве при Эджхилле 23 октября 1642 года, Байрон занимал со своим кавалерийским полком правый фланг армии роялистов, и после разгрома вражеской кавалерии принцем Рупертом, знаменитым племянником короля, вместе с последним, слишком увлекся преследованием неприятеля, что так и не позволило королевской пехоте одержать решительную победу в этом, в целом, не проигранном роялистами сражении. Сохранилась версия о том, что все 7 братьев Байронов участвовали в этой битве на стороне короля.

Вскоре после Эджхилла, кавалерийский полк Байрона был разделен на четыре части в Рединге в декабре 1642. Вероятно, он остался командовать частью гарнизона в этом городе на некоторое время. Однако в скором времени отбыл в Оксфорд. 1 января, 1643 года Байрон одерживает победу над партией круглоголовых возле Берфорда, в этом бою его ранят алебардой в лицо, не смотря на сильный удар, он удержался на лошади и смог одержать победу. Именно после этого события он заказывает свой парадный портрет у Добсона. 13 июля 1643 года, он одерживает свою очередную победу в сражении при Роундуэй-Даун, в котором кавалерия Байрона столкнулась с превосходной парламентской конницей Артура Хэсслриджа, с ног до головы, закованной в стальные доспехи. Этот бой, в котором со стороны войск короля участвовали 2.000 пехотинцев и 1.800 кавалеристов, считается одним из выдающихся кавалерийских сражений Гражданской войны. Кавалерия Уильяма Уоллера, одного из лучших генералов армии парламента, насчитывала 2.500 чел., которые были поставлены на вершине довольно крутого холма, возле так называемого замка Оливера, с поддерживающими их 1.800 пехотинцами и 8 пушками. Но бешеную атаку кавалеров-роялистов ничто не могло остановить. Вот как описал сам Байрон это сражение: "Никто не должен стрелять из пистолетов, прежде чем противник не израсходует все свои выстрелы. Исполнение этого приказа тщательно отслеживалось. Сначала раздался залп из карабинов, затем залп из пистолетов, а затем мы обрушили на них огонь наших ружей прямо им в лицо. Противник не побежал, но нам удалось значительно потеснить его. Господу было угодно вдохнуть в наших уставших людей и лошадей новые силы, и хотя враг находился выше по крутому склону холма, мы сумели пересилить его и опрокинуть их порядки с такой силой, что бегущий неприятель смешал строй конного резерва, стоявший сразу позади. В результате конница противника вышла из боя, оставив пехоту беззащитной. Мы преследовали их почти три мили до самого Бристоля, где находился обрыв. Бегущие находились в такой панике, что не смогли остановиться, пока не упали с обрыва, поломав себе и своим лошадям шеи”…
В результате было убито 600 круглоголовых, а около 1.000 захвачено в плен. После этой победы, ничто не мешало принцу Руперту захватить Бристоль 26 июля 1643 года. Приходится отмечать, что Байрон был не только лихим кавалерийским офицером, но и достаточно безжалостным человеком, когда того требовали обстоятельства. В частности, после захвата Бристоля он пишет письмо Руперту, в котором не двусмысленно намекает что ждет “‘некоторую выгоду от большой победы Вашего высочества”. Здесь подразумевается, прежде всего, возможность грабежа неприятельского города его солдатами. Однако надо сказать, что грабежами в ту пору мало брезговали командующие обоих неприятельских лагерей. Тем не менее, именно за Байроном круглоголовые закрепили прозвище – “кровавый бохвал” возможно, именно из-за того, что он ни сколько не стеснялся писать об этом в своей личной корреспонденции.

Преданность Байрона, вскоре принесла свои плоды, 24 октября 1643 года, Карл Стюарт жалует ему титул барона Рочдейла. Однако успех не может благоволить человеку постоянно. В декабре 1643, по рекомендации принца Руперта, Байрон становится уполномоченным командующим сил роялистов в Чешире, Ланкашире и Северном Уэльсе. Особая ответственность, лежащая на Байроне, должна была обеспечить маршрут в Англию войск, прибывающих из Ирландии, чтобы сражаться за короля. В начале 1644 года, Байрон осадил Нантвич, последнюю парламентскую цитадель, остающуюся в Чешире, но сэр Томас Фэрфакс пересек Пеннинские горы и объединил усилия с генералом Уильямом Бреретоном, чтобы снять осаду и нанести решающее поражение Байрону в сражении при Нантвиче в январе 1644. Изначальная цель Фэрфакса заключалась в помощи гарнизону Нантвича, осажденному роялистами, которые несли большие потери в первую очередь из-за дезертирства, болезней и крайне скверной погоды, так что к этому времени армия Байрона уменьшилась до 3.500 чел., вместо изначальных 5.000, которых он привел с собой в Чешир. Битва происходила во время сильного паводка и разлива рек, возле городка Нантвич. Это обстоятельство разделило пехоту и кавалерию роялистов, в результате большая часть пехотинцев, вся артиллерия и вещевой обоз сдались парламентариям, в то время как сэр Джон успел увести свою кавалерию в сторону Честера. Главным стратегическим минусом этой битвы, стало перекрытие доступа верных королю ирландских полков на территорию Чешира и северного Уэльса.
Далее дела Байрона, как впрочем, и всех роялистов развивались только в худшем направлении. В самом большом сражении Гражданской войны – битве при Марстон-Муре, на севере Англии, в 11 километрах от города Йорка, ночью, при свете полной луны сошлись более 22.000 войск парламента под командой талантливого Томаса Фэрфакса, шотландского графа Ливена и еще только начинавшего свою карьеру будущего протектора Англии – Кромвеля. Им противостояла 17.000 армия роялистов принца Руперта, и их северного лидера – маркиза Ньюкаслского. Байрон находился в первой кавалерийской линии Руперта, на правом крыле, перед его строем была достаточно глубокая канава, которую он преодолел, чтобы атаковать противника, вместо того, чтобы ждать его приближение, как было приказано Рупертом. В этот раз его атака не увенчалась должным успехом, что не могло не сказаться на общем ходе сражения. Руперт позже напишет в своем дневнике: “Неподходящей атакой лорда Байрона много вреда было причинено”… Разгром роялистов был очень ощутимым. На поле битвы остались лежать около 4.000 убитых сторонников короля.
После этого поражения, Байрон снова вернулся в графство Чешир, однако защищать эту область становилось все труднее и постепенно вытесняемый оттуда войсками парламента, он уходит в город Честер. Именно во время обороны этого города, проявилась главная черта Байрона – упрямство и умение подчинить своей воле окружающих. После поражения короля в битве при Нейзби, Честер был подвергнут полной осаде, начиная с сентября 1645 года. Попытка короля снять осаду была отбита в сражении при Роутон Хит, после которого Байрон провел решительную защиту города, отражая все попытки покорить его. Когда парламентарии начали морить осажденных голодом, он предпринимал успешные частые атаки и вылазки против них. Граждане города, замученные осадой, убеждали его сдаться. Байрон пригласил недовольных к своему обеденному столу, и оплатил им проезд пшеницы и ключевой воды. 6 февраля 1646 года, Честер, наконец, сдался. Граждане не должны были быть разграблены, о больных и раненых заботились, и Байрон, с целой армией, мог свободно пройти под охранным свидетельством к Конвею.
В Лондоне, его ждал нелицеприятный прием, поскольку свободное городское население решило исключить его из прощения путем голосования. Король, между тем назначил его управляющим замком Карнарвон, который он держал до мая 1646, когда король приказал, чтобы все его крепости были оставлены. Последней попыткой повлиять на ход Гражданской войны было поднятие пророялистского восстания на острове Англси в 1648, но подвергнувшись попытке покушения на собственную жизнь и потерпев неудачу, он был вынужден эмигрировать за пределы острова. С этого времени обратной дороги у него не было, поскольку отныне Байрона внесли в так называемый список 7 роялистов, которым не стоило ожидать прощения от новой английской власти.

После этого лорд Байрон присоединяется ко двору супруги Карла, королевы Генриетты в Париже, будучи назначенным на должность суперинтенданта-генерала семьи герцога Йоркского (будущего короля Якова II) 30 апреля 1651 года. Сопровождая своего подопечного в Гаагу, на встречу с принцессой дома Оранских, также он присматривал за молодым принцем
во время военной компании под командой знаменитого французского полководца – Тюренна.
Сэр Джон Байрон скончался абсолютно внезапно в Париже 23 августа 1652 года. Причина его смерти так и осталось неизвестной. Байрон был женат два раза за свою жизнь, однако детей так и не прижил не с одною из своих жен. Оставив после себя обширную личную переписку, которая хоть и не изобилует никаким литературным вкусом, однако проливает свет на его характер, проявляющийся в неиссякаемой жизнерадостности перед нависшей катастрофой поражения, и ту патетическую лояльность к делу свергнутого монарха, благодаря которой имя этого человека навсегда останется в истории Гражданской войны.

IPB Image См. в галерее форума



--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 10.8.2016, 18:34
Сообщение #90


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image См. в галерее форума

Льюис Кэри, 2-ой виконт Фолкленд (род 1610 – ум. 20 сентября 1643 Ньюбери).



Отец Льюиса, сэр Генри Кэри, будучи представителем древней династии из графства Девон, с 1622 по 1629 год был лордом заместителем Ирландии, а по сути, человеком, отвечавшим за исполнение королевской воли на этом трудноуправляемом острове. Имея хорошее состояние, он отдал своего сына учиться в колледж Оксфорда в 1621 году, откуда он перебрался к отцу на остров и с успехом получил диплом Триннити колледжа Дублина в 1625. В этом же году он унаследовал большие поместья в Оксфорде и Берфорде, после смерти своего деда. В 21 год он женится на Леттис Морисон из Лестершира, однако, вынужден покинуть Англию после ссоры со своим отцом и отправиться волонтером на войну в Голландию. Молодому, склонному к идеализму человеку война страшно не понравилась, и он, в 1633 году возвращается в Англию после смерти своего отца, таким образом, став 2-ым виконтом Фолклендом.
Не смотря на то, что родная мать Фолкленда – Елизавета Кэри, исповедовала католицизм, Льюис проявлял в вопросах религии здоровый рационализм и не склонялся ни в сторону католической церкви, ни в сторону различных протестантских течений, столь популярных в эту противоречивую эпоху. Он создал в своем поместье настоящий клуб для любителей философии и литературы, в который был рад принять каждого аристократа желавшего здраво мыслить в сложной обстановке складывавшейся в королевстве. Знаменитый свидетель и историк Гражданской войны Эдвард Хайд, граф Кларендон так описывал молодого виконта: “…он не был ни в какой степени привлекательным, его рост был ниже, чем рост среднего человека, движения его были не изящны, но у этого маленького человека было большое сердце за которое все человечество не могло его не любить”.

Впрочем, Льюис активно участвовал не только в культурной жизни, но и политической, особенно во время его избрания членом парламента от Ньюпорта в 1640 году. Необходимо заметить, что он всегда придерживался независимой точки зрения и осуждал так называемый корабельный королевский налог, а также поддержал акт о лишении гражданских и имущественных прав Томаса Вентворта графа Страффорда, королевского фаворита имевшего в то время большое влияние на политику в королевстве. В то же время он не поддержал казнь графа, состоявшуюся 22 марта 1641 года. Когда же давление парламента на короля начало усиливаться, Льюис открыто перешел на его сторону в декабре 1641 года. В январе 1642 Карл предложил ему пост госсекретаря, который он принял благодаря убеждению все того же Эдварда Хайда. Заняв эту должность, Фолкленд сразу же начинает искать пути примирения между королем и парламентом, выступая за мир в сентябре 1642 года, а также инициируя мирные переговоры в январе 1643 года. После этого он окончательно погружается в депрессию, ощутив на себе все ужасы гражданской войны и приняв участие в первом кровавом сражении под Эджхиллом в октябре 1642-го.
Тем временем, дела короля складывались в лучшую сторону. Войска роялистов продвигались к Лондону, занимая на пути без сопротивления Банбери, Оксфорд и Рединг. Ранние месяцы 1643 года принесли победы при Адуолтон-Муре и Роундуэй-Дауне, где конница сэра Джона Байрона разбила превосходную парламентскую кавалерию Уильяма Уоллера, оставив парламент без эффективной армии на западе Англии. Армия Роберта Деверо, графа Эссекска оставалась единственной серьезной силой на пути короля к столице. Однако, на военном совете была допущена серьезная ошибка…Вместо того, чтобы идти прямо на Лондон, было принято решение взять город Глостер, чтобы не оставлять в своем тылу сильный неприятельский гарнизон. 10 августа войско короля осадило этот город в силе 6.000 пехотинцев и 2.500 кавалеристов. К коменданту – сэру Эдварду Мэсси, была послана группа герольдов под охраной отряда мушкетеров в 1000 человек, с требованием немедленной сдачи и обещанием сохранить жизнь и имущество всем гражданам города в обмен на капитуляцию, в противном случае город должен был быть разграблен. Получив категорический отказ, армия короля, под непосредственной командой Патрика Рутвена, графа Форта, начала готовить артиллерийские орудия для обстрела крепостных стен. Однако, к 24 августа, роялисты испытывавшие нехватку ядер и пороха так и не смогли пробить брешь для штурма. Эссекс, тем временем, готовил свою армию, которая сильно сократилась из-за болезней и дезертирства и насчитывала меньше 6.000 пехоты и 3.500 конницы. Полагая, что этих сил явно не достаточно для победы над роялистами граф потребовал, чтобы Лондон выставил 6.000 человек из своего ополчения. Не смотря на то, что это были необученные и неопытные люди, в предстоящем сражении при Ньюбери они сыграют свою роль. Собрав свои силы к 30 августа, Роберт Деверо выступил в сторону Глостера. 5 сентября, парламентская армия, при проливном дожде, достигла города и расположилась на близлежащем холме Престбери. Ее присутствие вынудило роялистов снять осаду, но обе армии не спешили вступать в соприкосновение, обессиленные маршем, осадой и дурной погодой.


Выполнив свою задачу по снятию осады с Глостера, войска парламента поспешили вернуться в Лондон, пройдя 10 сентября на север от города, вдоль Севернской долины к Тьюксбери. Эссекс приказал построить понтонный мост через реку Северн, дабы убедить роялистов, что он собирается направиться в Вустер. Однако 14 сентября он сделал решительный рывок на юг, к Лондону. Догадавшись в чем дело, войска роялистов двинулись вслед по параллельной дороге, ведущей в Ньюбери. Армия парламента двигалась в плохих условиях, преодолевая влажную и грязную дорогу, будучи, кроме этого, отягощена артиллерией и неопытными лондонскими солдатами, для которых поход был в особую тягость. Тем временем, конница принца Руперта, опередив основную армию, атаковала арьергард парламенетариев на Беркширских холмах 18 сентября. Это вынудило Эссекса переправиться на другую сторону реки Кеннет, чтобы расположить ее между собой и противником. Этот маневр замедлил марш парламентариев и дал время роялистам занять Ньюбери, блокируя лондонскую дорогу и вызывая врага на битву, которую граф Эссекский хотел избежать.
Поле предстоящей битвы было ограничено на севере рекой Кеннет, а на юге ручьем Энборн. Это, конечно же, существенно ограничивало действия обеих армий, каждая из которых насчитывала приблизительно 14.000 человек. В северной и центральной части этого пространства произрастал густой и колючий кустарник, в промежутках которого были небольшие пустоты, весь этот ландшафт, был крайне не пригоден для развертывания и действия кавалерии. В середине поля битвы возвышался так называемый Круглый холм, который мог дать некоторое преимущество находящимся на нем войскам, а к югу земля продолжала повышаться к широкому и открытому плато, более приспособленному для сшибок конницы, чем северные районы.
Пятнадцать регулярных парламентских полков пехоты были развернуты в четырех бригадах, которыми командовали со стороны левого фланга – лорд Робартес, генерал-майор Филипп Скиппон, полковник Гарри Барклай и полковник Джеймс Холборн, среди пехоты также были пять полков лондонского ополчения, которые стали в резерве, по центру пехотных линий. Левым кавалерийским флангом командовал полковник Джон Мидлтон, а правым руководил сэр Филипп Стэплтон. Неровную северную позицию Мидлтона прикрывал майор Ричард Фортескью с группой мушкетеров из полка Балстроуда. Рано утром, 20 сентября, граф Эссекс занял Круглый холм, на котором генерал Сиппон развернул две пехотные бригады и большую часть артиллерии, чтобы удержать эту стратегическую высоту. Армия роялистов была развернута в пяти бригадах кавалерии, которыми командовали - принц Руперт, лорд Вильмот, лорд Карнарвон, Чарльз Джерард и сэр Джон Байрон и четыре пехотные бригады при Джоне
Белазисе, сэре Гилберте Джерарде, сэре Николасе Байроне и сэре Уильяме Вэвэзоуре. Большая часть конницы роялистов разместилась на левом фланге, занимая обширное плато пригодное для действия в конном строю. Однако сэр Джон Байрон был оставлен с двумя конными полками в центре позиции, чтобы в случае необходимости поддерживать атаку пехоты. Вся битва при Ньюбери вращалась вокруг попыток войск короля, сбить войска парламента с занимаемых ими выгодных позиций.

Сражение началось, когда на северной части боевых позиций валлийская бригада роялистов сэра Уильяма Вэвэузора столкнулась с пехотой парламента лорда Робартеса и мушкетерами майора Фортескью, поддерживающими конницу полковника Миддлтона. Успешное продвижение роялистов угрожало сокрушить парламентские построения, пока генерал-майор Скиппон не развернул синие вспомогательные батальоны из резерва, дабы поддержать положение Робартеса. Борьба в северной части позиций перешла в статическую перестрелку мушкетеров обеих армий.
Тем временем, в центре авангард роялистов, состоящий из двух отрядов мушкетеров, во главе с лордом Уэнтвортом и полковником Джорджем Лислом безуспешно пытался занять Круглый холм, прежде чем на помощь к ним не подошла пехотная бригада сэра Николаса Байрона. Люди Байрона вступили в ожесточенную борьбу с центральными парламентскими единицами бригады Скиппона. Роялисты были отброшены, неся большие потери. Когда сэр Николас призвал кавалерию поддержать его потрепанные ряды, его племянник сэр Джон Байрон повел в атаку свой собственный и полк сэра Томаса Астона. Продвижение конницы очень сильно затрудняла живая изгородь из кустарника, обильно прораставшего в этой части поля. Первая атака Байрона была отбита, однако, вторая сэра Томаса Астона вынудила парламентариев отступить, Байрон атаковал повторно. Казалось, битва начала склоняться в сторону королевской армии, когда Скиппон отдал приказ выступить на защиту центра полкам необученных лондонских добровольцев. Хотя атака конницы Байрона позволила пехоте роялистов укрепиться на восточной стороне Круглого холма, она не была поддержана другими полками, и контратака посланная графом Эссекским, выбила их из земли, которую они только что успели занять.
На южной оконечности поля битвы парламентская конница Филиппа Степлтона начинала свое развертывание на открытом пространстве. Только у одной бригады кавалерии было время развернуться, прежде чем на них обрушилась в стремительной атаке лавина конницы роялистов, под командой самого Руперта. Однако всадники парламента выдержали удар и отбросили конницу врага к их отправной точке. Это дало время остальной части конницы развернуться, кроме этого на помощь подошли пехотные формирования. Наконец, Руперт атаковал сразу тремя бригадами кавалерии, сбив конницу противника с занимаемых ею позиций. Однако эта атака была бесполезна против плотных пехотных построений парламента, которые в конечном итоге смогли удержать за собой позицию. Туда же, на южную оконечность поля, были отправлены полки лондонского ополчения, чтобы усилить стоявшую там пехоту. Участие этих необученных групп в битве тем более замечательно, что это были люди, попавшие в сражение впервые в жизни.

Именно в этот день состоялась самая жестокая и продолжительная артиллерийская канонада за весь период войны. В сумерках обе армии были истощены, и не одна из них не получила явного преимущества. Парламентские войска стояли на своих позициях, однако роялисты все еще блокировали дорогу на Лондон. Принц Руперт и сэр Джон Байрон настаивали на продолжении битвы следующим днем, но войска короля израсходовали практически все свои пороховые запасы. Король приказал отступать. Это было большой неожиданностью для парламентариев, которые ожидали, что битва продолжится. Король был потрясен резней: 3500 сторонников короля были убиты в этом сражении, среди них такие высокопоставленные как лорды Кернарвон и Сандерленд. Среди погибших дворян был также и виконт Фолкленд. Он погиб во время атаки Байрона на живые изгороди, сраженный мушкетной пулей. Многие, из тех, кто видел его гибель, восприняли ее как акт полного отчаяния.

IPB Image См. в галерее форума



--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бобровский Д.
сообщение 14.10.2017, 17:02
Сообщение #91


Участник
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 2 205
Регистрация: 11.4.2010
Пользователь №: 24 306
Награды: 1

Город:
Минск




Репутация:   128  


IPB Image См. в галерее форума

Бернхард фон Ливен (род в 1651 - ум. 1703).
Жизнь этого человека настолько героическая и необычная, что больше похожа на сказ из лубочного фольклора...
Родившись в Эстонии, в семье губернатора Рейнхольда Ливе, он в 17-ти летнем возрасте в 1668 году поступает на службу кадетом в полк Французской гвардии, но вскоре покидает его, а затем в качестве добровольца сражается на Голландской войне в полку Ульфспарре на стороне Соединенных Провинций (вполне возможно, что на его выборе сказалось протестантское воспитание). Затем на голландском флоте участвует в морском сражении на Саутуолдской Бухте, под командой адмирала Рюйтера.
При возвращении в родное Шведское королевство он становится капитаном Лейб-гвардии, в коем чине сражается в знаменитой битве при Лунде 4 декабря 1676 года. В ней он принимает вызов на личный поединок от капитана датчан, побеждает его и возвращается с его шпагой в качестве трофея. В сражении при Ландскруне 14 июля 1677 года фон Ливен напал в одиночку на датского полководца Бернхарда фон Рюмера, который проводил рекогносцировку шведских позиций, разоружил его и привел в плен к королю Карлу ХI.
В 1678-ом он в звании майора, в 1679-ом подполковник, и наконец, в 1686 году полковник Лейб-гвардии. В 1698-ом становится генерал-лейтенантом и губернатором Висмара. С начала новых войн Швеции в 1700-ых, фон Ливен принимает в них активное участие и назначается командиром всей шведской пехоты в 1703 году. Несколько недель спустя, 18 мая 1703-го вместе с королем Карлом ХII фон Ливен осматривает окрестности Торна. Во время рекогносцировки король укрылся за плетеным забором, и призывал его последовать этому примеру. Сразу же после предупреждения, из вражеского фальконета вылетел снаряд, который оторвал правую ногу Бернхарда фон Ливена, поток крови было невозможно остановить и он скончался через несколько часов. Как сообщается, последними его словами были..."Слава Богу, король остался невредим"...

IPB Image См. в галерее форума


--------------------
«Кто не жил до 1789, то вообще не жил »(с) Талейран
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

5 страниц V « < 3 4 5
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



баннер дружественного сайта

- Текстовая версия
Посещений с 19.07.2007: kostenloser counterсчетчик посетителей сайта
Сейчас: 22.9.2019, 0:22     
Консулат-беседы
КОНСУЛАТ
Консулат-голосования
XVIII век
История (XVIII)
Реконструкция (XVIII)
XIX век
История (Наполеоновские войны, 1789-1815)
Реконструкция (XIX)
АФИШКИ
Куплю / Продам
АРХИВ
Книжная полка
Реконструкция
Трактир и Будуар
ОБЩЕНИЕ ПО ИНТЕРЕСАМ
Совещательная
Анонсы мероприятий
Консулат-мусорка
Ссылки
Ссылки
Ссылки
Ссылки по истории
Ссылки на Военно-исторические Форумы
Новости
Уроки
Сайты Военно-исторических групп
Интернет-магазины
Жалобная книга
Мартиролог
История (остальной XIX век)
ПОЛКОВЫЕ КОМНАТЫ
Галерея (XVIII)
Галерея (XIX)
Тихое место
Фотоконкурс
Фотоконкурс. Жюри.
ОФИЦИАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ НАШИХ ОРГАНИЗАЦИЙ
История
Плоская
Редколлегия журнала "Реконструктор"
Рекрутское депо
Магазины в городах и странах
ВИ миниатюра
Объёмная
Этот день в истории
XVII век
Отстойник
Обзоры
Гражданская реконструкция XVII-XVIII-XIX вв.
ОБЩИЕ ВОПРОСЫ РЕКОНСТРУКЦИИ
Конюшня XVII-XVIII-XIX вв.
Реконструкция (XVII)
История (XVII)
Галерея (XVII)
Беседка
Анонсы книжных новинок: военная история XVI-XIX вв.
Военно-историческая периодика
Гусарсккие посиделки 8-)
XV век
Архив 15, не трогать.
История (XV)
Ливинг-хистори проект
Помойка для Дениса
Реконструкция (XV)
Галерея (XV)
Средневековый быт
Развлечения в Средние века
Доспехи и вооружение
Исторические документы и артефакты
Средневековая кухня
Мероприятия
Пограничная Крепость
Живая История военных действий
Оркомитет ПК
Север-Юг и Дикий Запад
Настольные игры
Орденский кирасирский полк
Часть 1.
Часть 2.
Часть 3.
Часть 4.
Часть 5.
Часть 6.
Часть 7.
Часть 8.
Часть 9.
Часть 10.
Часть 11.
Часть 12.
Часть 13.
Часть 14.
Часть 15.
Часть 16.
Часть 17.
Часть 18.
Часть 19.
Часть 20.
Часть 21.
Часть 22.
Часть 23.
Часть 24.
Часть 25.
Часть 26.
Часть 27.
Часть 28.
Часть 29.
Часть 30.
Часть 31.
Часть 32.
Часть 33.
Часть 34.
Часть 35.
Часть 36.
Часть 37.
Часть 38.
Часть 39.
Часть 40.
Часть 41.
Часть 42.
Часть 43.
Часть 44.
Часть 45.
Часть 46.
Часть 47.
Часть 48.
Часть 49.
Часть 50.
Часть 51.
Часть 52.
Часть 53.
Часть 54.
Часть 55.
Часть 56.
Часть 57.
Часть 58.
Часть 59.
Часть 60.
Часть 61.
Часть 62.
Часть 63.
Часть 64.
Часть 65.
Часть 66.
Часть 67.
Часть 68.
Часть 69.
Часть 70.
Часть 71.
Часть 72.
Часть 73.
Часть 74.
Часть 75.
Часть 76.
Часть 77.
Часть 78.
Часть 79.
Часть 80.
Часть 81.
Часть 82.
Часть 83.
Часть 84.
Часть 85.
Часть 86.
Часть 87.
Часть 88.
Часть 89.
Часть 90.
Часть 91.
Часть 92.
Часть 93.
Часть 94.
Часть 95.
Часть 96.
Часть 97.
Часть 98.
Часть 99.
Часть 100.
Часть 101.
Часть 102.
Часть 103.
Часть 104.
Часть 105.
Часть 106.
Часть 107.
Часть 108.
Часть 109.
Часть 110.
Часть 111.
Часть 112.
Часть 113.
Часть 114.
Часть 115.
Часть 116.
Часть 117.
Часть 118.
Часть 119.
Часть 120.
Часть 121.
Часть 122.
Часть 123.
Часть 124.
Часть 125.
Часть 126.
Часть 127.
Часть 128.
Часть 129.
Часть 130.
Часть 131.
Часть 132.
Часть 133.
Часть 134.
Часть 135.
Часть 136.
Часть 137.
Часть 138.
Часть 139.
Часть 140.
Часть 141.
Часть 142.
Часть 143.
Часть 144.
Часть 145.
Часть 146.
Часть 147.
Часть 148.
Часть 149.
Часть 150.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования